+7 (499) 938-65-94  Москва

+7 (812) 467-43-31  Санкт-Петербург

8 (800) 350-96-82  Остальные регионы

Бесплатная консультация с юристом!

Анализ декларации прав человека и гражданина

Декларация прав человека и гражданина была утверждена 26 августа 1789 г. В ней отразились идеи естественного права и ряд демократических и гуманистических принципов.

Провозглашение свободы и равенства естественными и неотчуждаемыми правами человека (ст. 1) бы­ло направлено против деспотизма и сословного строя. В ст. 2 декларации провозглашаются естественные и неотчу­ждаемые права человека и гражданина: свобода, собственность, безопасность и сопротивление угнетению.

Свобода определяется в декларации как возможность делать все, что не приносит вреда другому. Границы для взаимного пользования ею могут быть определены только законом (ст. 4). Свободное выражение мыслей и свобода совести провозглашены в ст. 10 и ст. 11.

В декларации провозглашается принцип законности, направленный против произвола, царившего при абсолютизме. Зако­ном воспрещены действия, вредные для общества.

Существенное значение имеют ст.ст. 5 и 8, содержащие принцип, согласно кото­рому преступным считается лишь действие, квалифицированное как таковое в законе, а наказания должны назначаться в стро­гом соответствии с законом. Кроме того, здесь указывается, что закон не имеет обратной силы.

В статьях 7 и 9 были провозглашены следующие основополагающие принципы:

· неприкосновенность личности и недопусти­мость привлечения к ответственности;

· задержания и заключения иначе как в случаях, предусмотренных законом;

· презумпция невиновности подсудимого в уголовном процессе.

В декларации сформулированы новые демократические принципы государственного строя, которые по существу отри­цали законность абсолютной монархии. Так, ст. 3 гласила, что источник суверенитета — нация. Статья 15 уста­навливала, что должностные лица обязаны отчитываться в своей деятельности перед обществом. В ст. 16 выражена идея Монтескье о необходимости разделения вла­стей.

В то же время классовый характер этой декларации ясно обнаруживается в том, что частная собственность объявляется одним из естественных и неотъемлемых прав человека, правом священным и неприкосновенным. (ст. 17).

Декларация умалчивает о сво­боде собраний и свободе союзов. Это было вызвано страхом буржуазии перед революционно настроенными массами. Эти настроения и идеи были впоследствии ярко выражены в законе Ле-Шапелье от 14 июня 1791 г., воспретившем всякие союзы (как рабочих, так и предпри­нимателей), но по существу направленном только против рабочих.

Наконец, декларация ничего не говорит об отмене феодальных повинностей крестьянства, т. е. обходит молчанием один из коренных вопросов революции.

Декларация прав человека и гражданина 1793 года. Новая декларация прежде всего провозглашает, что целью общества является общее счастье, а правительство установлено для того, чтобы обеспечить человеку пользование его естественными и не­отъемлемыми правами. Декларация дает определение собствен­ности как права каждого гражданина пользоваться и распола­гать по усмотрению своим имуществом, доходами, плодами тру­да и промысла (ст. 16). Декларация допускает свободу собраний и более определенно говорит о свободе совести (ст. 7), но умал­чивает о свободе союзов.

Очень важным является провозглашение права граждан заниматься любым трудом, промыслом и торговлей. Новым было в декларации право коллективных петиции, «которое не может быть отменено, приостановлено или ограничено». Декларация признает за народом и даже отдельной частью общества право сопротивления угнетению, называя священным право и даже обязанность народа и каждой его части на восстание, когда правительство нарушает права народа (ст.ст. 33, 34, 35).

Декларация прямо говорит об обязанностях общества да­вать пропитание неимущим, приискивая им работу и обеспечивая средства существования нетрудоспособным; содействовать на­родному просвещению и сделать образование достоянием всех граждан.

Декларация дает более подробное определение суверени­тета, указывая на его свойства: суверенитет един, неделим, не погашается давностью и неотчуждаем (ст. 25). Посягательство на присвоение принадлежащего народу суверенитета карается смертью. Народу принадлежит право пересмотра, преобразова­ния и изменения своей конституции. Го­сударственные должности по существу временные и рассматри­ваются не как отличия, не как награда, а лишь как обязанности; преступления представителей народа и его агентов не должны оставаться безнаказанными.

59. Основные изменения в уголовном права и процессе буржуазных государств в XXв.

Социальные противоречия в капиталистическом обществе привели к резкому росту преступности в буржуазных странах. Значительный рост преступности проявился:

* в увеличении общеуголовной преступности;

* широком распространении организованной преступности (гангстеризм, рэкет);

* в преступности белых воротничков»;

* росте детской и подростковой преступности.

Буржуазные страны больше внимания стали уделять выработке новой Всеобъемлющей уголовной политики. Она формируется в плане:

* осуществление целого комплекса социально-экономических и воспитательных программ, преследующих криминолого-профилактические цели;

* в меньшей степени усиления мер уголовно-правового принуждения.

С целью «реадаптации»(перевоспитания) преступников создаются:

* реформатории (исправительные тюрьмы);

* специальные детские исправительные учреждения;

* запрещаются некоторые жестокие наказания, в ряде стран (Англии, Франции, Италии и др.) отменяется смертная казнь;

* механизм подавления социально-обездоленных участников различных

движений социального протеста и организаторов несанкционированных забастовок и т.д.

Меняется техника составления уголовных законов, совершенствуется их структура.

В Англии Закон об уголовном праве 1967 г. упразднил средневековое деление преступлений на фелонии (особо тяжкие преступления против личности: убийства, изнасилование, имущественное преступление; грабеж, поджог и т.д.) и мисдиминор (мелкие уголовные преступления: подлог и лжесвидетельство и др.).

Реформа уголовного права ФРГ 1975 г. отказалась от трехчленной классификации преступных деяний, сохранив лишь их деление на «преступление» и «проступки».

Происходит расширение круга действий, рассматриваемых в уголовном законодательстве в качестве преступлений и проступков.

* новые виды экономических и должностных преступлений;

* уголовные преступления, связанные с загрязнением окружающей среды, несоблюдением транспортных и дорожных правил, торговля наркотиками и т.д.

Расширяется состав субъектов уголовной ответственности: наказанию подлежат не только физические, но и юридические лица (компании, корпорации), наряду с их должностными лицами подвергаются уголовным штрафам за нарушение налогового, трудового, антитрестовского законодательства и т.д.

Происходит декриминализация — исключение некоторых незначительных преступлений из уголовного производства: (законом 1975 г. во Франции отменена уголовная ответственность за супружескую измену, в ФРГ Законом 1973 г. — за сводничество, порнографию, проституцию и т.д.).

Ряд уголовных кодексов и законов, принятых после 1917 г., в той или иной мере отказывается от постулата: «нет преступления без указания на то в законе», что позволяет полицейским и судебным органам расширять, в случае необходимости, масштабы уголовной репрессии.

Более того, законодательство буржуазных стран предусматривает возможность применения к привычным преступникам, т.е. рецидивистам дополнительного наказания: применение превентивного заключения, продление сроков заключения (Англия закон 1948 г., законы 1967 и 1973 гг., Швейцария закон 1937 г.).

Тенденция отхода от точного определения преступлений в уголовном законодательстве наиболее опасном виде проявился в сфере т.н. политической преступности. В условиях режимов фашистского, тоталитарного и авторитарного толка закона о политических преступлениях становились инструментом откровенной расправы с оппозиционными политическими партиями и демократическими движения.

В Японии Закон об охране общественного порядка 1925 г. в ст. 1 участие в обществе с целью «изменения установленных конституцией государственного строя или формы правления или частной собственности». Пропаганда таких идей наказывались длительными сроками тюремного заключения. А с 1928 г. закон «об опасных мыслях» ввел смертную казнь за антиправительственную пропаганду и деятельность.

В Италии Закон 1926 г. «О защите государства» восстановил отменную по УК 1889 г. смертную казнь за государственные преступления (за посягательство на главу правительства, вооруженное выступление против государственных властей). Умысел к совершению таких преступлений карался тюремным заключением от 15 до 20 лет.

УК 1931 г. сохранил эти положения, в ст. 8 дал определение политического преступления «политическим считается всякое преступление нарушающее политический интерес государства или политическое право гражданина».

В Германии законодательство о политических преступлениях носило открыто террористических характер («Закон о защите народа и государства» от 18.02.1933 г., «Закон от измены и мятежных происков» от 28.02.1933 г. и т.д.). Только за первые 3 года пребывания у власти фашисты арестовали по политическим, расовым и религиозным признакам около 1 млн. человек.

В США в 20-е годы проводилась кампания «травли красных». В 194г. был принят Закон Смита (Закон о регистрации иностранцев). После окончания II Мировой войны в обстановке «холодной войны» и антикоммунистической истерии свыше 100 руководителей КП США были брошены в тюрьмы не за какие-либо действия, а за политические взгляды. В 1950 г. был принят Закон о внутренней безопасности (Закон Маккарена-Вуда) и в дополнение к нему в 1954 г. Закон о контроле над коммунистической деятельностью, открыто направленные против компартии и других прогрессивных организаций. Но не конституционность этих законов не встретила поддержки в Верховном Суде США.

Это интересно:  Порядок выезда несовершеннолетних граждан за пределы рф

В 1968 г. был принят Закон о контроле над преступностью на улицах, которых позволял рассматривать в качестве мятежа некоторые виды групповых выступлений протеста, а также пересечение границ между штатами.

В ФРГ еще в 1951 г. были приняты дополнения к УК, предусматривающие ряд составов преступлений, такие как: «посягательство на конституционный строй», «изменническая деятельность», «угрожающий государству саботаж» и т.д. Они получили известность как «политическое уголовное право».

На основании этого и других Законов в 1956 г. была запрещена деятельность КПГ, а также ряд других организаций.

В 1976 г. в ряде «антитеррористических» законах была принята поправка к УК ФРГ. За распространение материалов и публичные выступления антиконституционного характера предусматривалась уголовная ответственность. Закон применялся даже против участников движения протеста за удаление американских ракет и т.д.

МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ ВСЕОБЩЕЙ ДЕКЛАРАЦИИ ПРАВ ЧЕЛОВЕКА

Всеобщая декларация прав человека (далее — Декларация), при­нятая вскоре после окончания Второй мировой войны, унесшей жизни десятков миллионов человек, бесспорно, является эпохаль­ным международно-правовым документом второй половины XX в.

Наиболее характерными негативными примерами являются вооруженные конфликты и войны, развязанные США и их союз­никами в конце XX в. — начале XXI в. под предлогом восстановле­ния прав человека в других суверенных странах, например, воору­женная агрессия в отношении Панамы, Югославии, Ирака и других стран. В настоящее время не вызывает принципиальных возраже­ний тот факт, что зафиксированные в международно-правовых документах гуманистические идеи о всеобщем равенстве людей, присущих им правах и свободах, возможности построения бескон­фликтного мира и аналогичные мысли активно применяются раз­личными политическими силами, в том числе в сугубо эгоисти­ческих целях. Речь в первую очередь идет о промышленно разви­тых странах и их политических организациях, нередко использующих данные идеи для оправдания (повода) экспансив­ных действий, направленных на усиление своего влияния в мире. Именно поэтому содержание Декларации как глобального меж­дународно-правового документа нуждается в анализе с позиций методологии юридической науки. Имеется в виду раскрытие со­держания изложенных в данном международно-правовом доку­менте основных идей с точки зрения возможности их реализации правовыми средствами и методами, а также влияния на формиро­вание мировоззрения современного человека, поведение индиви­дуумов и социальных групп. Это необходимо для поиска и опре­деления действенных путей и средств реализации основных положений Декларации и иных правовых документов в области прав человека.

Если абстрагироваться от оценки степени искренности пред­ставителей политической элиты стран, подписавших Декларацию, в данном международно-правовом документе перед человечеством поставлена сверхзадача. Речь идет об изменении сложившегося миропорядка, всей системы общественных отношений на планете в соответствии с совокупностью зафиксированных в Декларации идей, принципов, поведенческих норм. Можно с уверенностью пред­положить, что принятие такого документа стало возможным в ре­зультате осознания многими людьми чудовищных последствий Второй мировой войны и стремления в общественном сознании масс не допускать подобных явлений в будущем.

Однако анализ состояния и тенденций развития международ­ных отношений за 60 лет, прошедших с момента принятия Декла­рации, а также законности в этой сфере в странах-участницах свидетельствует об отсутствии существенного прогресса в деле ус­тановления нового справедливого миропорядка, основанного на ее принципах. В качестве гипотезы можно предположить, что Декла­рация в ее нынешнем виде в большей степени способствует разде­лению стран и людей по тем или иным внешним признакам (эко­номическое развитие, пол, раса, вероисповедание и т. д.), чем их правовому и фактическому единению.

Наиболее рельефно основная мировоззренческая идея Декла­рации выражена в преамбуле. В ней содержится квинтэссенция данного документа, которая в обобщенном виде может быть пред­ставлена следующими тезисами. Во-первых, в Декларации гово­рится о том, что признание достоинства, присущего всем членам человеческой семьи, и их равных, неотъемлемых прав является основой свободы, справедливости и всеобщего мира на планете. Во-вторых, констатируется, что пренебрежение и презрение к пра­вам человека привели к варварским актам, которые возмущают совесть человечества. В-третьих, в качестве альтернативы прошло­му с его антагонизмами, войнами, стратегическим неравенством индивидуумов и народов провозглашается необходимость устрем­ления людей к созданию такого мира, в котором они будут иметь свободу слова и убеждений, свободны от страха и нужды. В-чет­вертых, преамбула фиксирует готовность народов и государств признавать и уважать основные права человека, достоинство чело­веческой личности, а также закрепить их законодательно и обес­печить выполнение данных норм. Вторая часть преамбулы как бы подводит итог сказанному в первой. Декларация провозглашается «в качестве задачи, к выполнению которой должны стремиться все народы и государства с тем, чтобы каждый человек и каждый орган общества, постоянно имея в виду настоящую Декларацию, стремились путем просвещения и образования содействовать ува­жению этих прав и свобод и обеспечению путем национальных и международных прогрессивных мероприятий всеобщего и эффек­тивного признания и осуществления их».

Таким образом, главная мировоззренческая (методологическая) идея Декларации заключается в констатации возможности и на­мерений стран-участниц построения бесконфликтного, гармонич­ного мира, свободного от страха, нужды и дискриминации, осно­ванного на всеобщем благе, ценности и уважении человеческой личности путем обеспечения юридического равенства, образова­ния и просвещения людей. Однако как по своему содержанию, так и по избранным средствам и методам данная идея представляется противоречивой и невыполнимой.

Сформулированные в преамбуле основные цели (задачи) Дек­ларации представляют собой попытку создания нового человечес­кого общества, базирующегося на иных принципах сосуществова­ния людей, в том числе связанных с изменением психоэмо­циональной сферы индивидов и общества В связи с этим результаты содержательного анализа текста Декларации позволяют выделить две группы ее положений: во-первых, совокупность идей, выражаю­щих ее концептуальные цели и задачи, мировоззренческую основу документа; во-вторых, конкретные правовые задачи (нормы, прин­ципы), связанные с обеспечением юридического равенства субъек­тов. Первые в силу своей масштабности, комплексного характера поставленных задач выходят далеко за рамки юридической науки и соответственно не могут быть решены сугубо правовыми сред­ствами и методами. Вторая группа положений Декларации отно­сится к собственно юридической сфере, содержит конкретные юри­дические задачи, решение которых вполне возможно с помощью юридического инструментария. Например, обеспечение равных юри­дических прав мужчин и женщин, правовое закрепление презумп­ции невиновности при осуществлении уголовного преследования, исключение дискриминации по религиозным, национальным и иным мотивам и т. д.

Теоретически возможно достижение формально-юридическо­го равенства всех людей на планете, хотя в нынешних условиях это выглядит трудновыполнимым и поэтому нереалистичным. В то же время само по себе формальное равенство людей никоим обра­зом не означает равенства фактического, реального, т. е. создания общества свободных и равных людей. Более того, многие автори­тарные режимы, пренебрегающие индивидуальными правами и свободами своих граждан, имели (имеют) вполне демократичес­кие конституции, в которых закреплены основные права и свобо­ды индивида. В качестве примера можно назвать Конституцию СССР 1936 года, которая закрепляла и гарантировала гражданам основные права и свободы. Однако являлось ли советское обще­ство свободным и справедливым, в котором отсутствовал страх и нужда, уважались честь и достоинство человеческой личности? Думается, что нет. Другой пример — практика обеспечения прав и свобод человека в США, признанных законодателем мод в этом вопросе. Открыв концентрационный лагерь на военной базе в Гу­антанамо (Куба), где не действует национальное законодательство, власти США без особых проблем формально соблюли свои нацио­нальные законы в области прав и свобод человека. Лагерь был открыт специдтьно дтя применения к подозреваемым в террориз­ме незаконных по национальному законодательству США мето­дов воздействия, включая пытки, издевательства, унижение чело­веческого достоинства, бессрочное лишение свободы и другие. Все это происходит спустя несколько десятков лет с момента приня­тия Декларации, резко осуждающей подобные явления.

Это интересно:  Компенсация за задержку выплаты заработной платы 2019

Анализ содержания Декларации свидетельствует, что юриди­ческие задачи играют второстепенную, обеспечивающую роль в иерархии ее целей и задач по отношению к зафиксированным в преамбуле стратегическим положениям (построение нового че­ловеческого общества). Именно поэтому важно проанализировать стратегические цели и задачи Декларации и предлагаемые сред­ства и методы их решения с тем, чтобы понять причины суще­ствующих противоречий, связанных с ее реализацией.

Первый и наиболее важный момент заключается в том.

Государство и право как явления представляют собой иной срез (уровень, часть) действительности, для их характеристики не используются психоэмоциональные категории. При описании того или иного типа государства и права юриспруденция, как правило, не прибегает к использованию понятий страха, достоинства, спра­ведливости и подобных им применительно к основным правовым категориям Речь может идти лишь об оценке правовых норм, осо­бенностей государственного устройства, политического режима и иных факторов с позиций их влияния на психоэмоциональную сферу индивида. Здесь действительно можно проследить более или менее выраженные связи между государственно-правовыми и пси­хоэмоциональными явлениями. Например, чем выше риск необос­нованного уголовного, административного или иных форм нака­зания в стране, тем выше будет уровень страха среди населения. В качестве гипотезы можно предположить, что общество с высо­ким уровнем страха среди его членов будет подсознательно стре-

миться к авторитарной форме правления с многочисленными пра­вовыми ограничениями, сложными бюрократическими процеду­рами. Этим индивиды будут пытаться обеспечить свою безопас­ность, побороть существующий страх. Такой подход равносилен строительству дома с маленькими закрытыми решетками окнами, обнесенного высоким забором, имеющего многочисленные сред­ства охраны. Но такая ситуация искусственного отделения части от целого сродни добровольному лишению себя свободы, заточе­нию в тюрьму. Страх не убывает, лишь создается иллюзия внеш­ней защищенности, псевдобезопасности.

Следующий момент заключается в том. что провозглашаемая Декларацией цель построения общества (мира), свободного от страха, является утопической изначально, в своей основе. Для построения такого общества нужно отказаться от существования государства и права как явлений в их нынешнем виде, т. е. реализовать идеи анархистов-максималистов. Ведь страх членов общества перед го­сударством и правом является органически, внутренне необходи­мым признаком для государства и права любого типа. Такой страх — основа функционирования государства и процесса поддержания правопорядка. Сами по себе государство и право не являются при­чинами существования человеческого страха. Страх — одна из ба­зовых человеческих эмоций, обусловленная инстинктом сохране­ния человеческой жизни во всех ее проявлениях. Государство и право используют страх как метод управления, организации об­щества. Фактически, фиксируя цель построения свободного от страха мира. Декларация предтагает, чтобы государство занялось самораз­рушением.

Аналогичным образом следует подходить и к иным указан­ным в Декларации характеристикам идеального человеческого общества, которое предлагается создать за счет юридического зак­репления равных прав людей, а также образования и просвещения. Например, в преамбуле Декларации говорится, что «необходимо, чтобы права человека охранялись властью закона в целях обеспе­чения того, чтобы человек не был вынужден прибегать, в качестве последнего средства, к восстанию против тирании и угнетения». Фактически здесь речь идет о построении бесконфликтного мира, недопущении тирании и угнетения правовыми средствами.

В самом общем виде слово «конфликт» означает ситуацию, характеризующуюся несовпадением интересов ее участников, про­тиворечиями между ними. Конфликты окружают нас повсюду на индивидуальном, групповом, социальном, планетарном уровнях. Для межгосударственных отношений конфликты — обычное дело. 46

Таким образом, существование бесконфликтного мира предпола­гает как минимум формулировку и осознание всем человечеством, в особенности правящими элитами всех государств планеты, об­щих целей существования и неуклонное следование им во всех аспектах жизни. Реально ли построение такого общества, такого мира с помощью юридического равенства, образования и просве­щения людей? Конечно, нет. Кроме того, следует помнить, что раз­новидностью конфликта является антагонистическое противоре­чие, т. е. ситуация, в которой не совпадают существенные стратегические интересы сторон. В таких случаях естественным ходом развития, как правило, является разрушение (отрицание) определенных элементов системы. Так устроена Природа, это ло­гика жизни, ее законов. Разрушение необходимо для созидания. Оценка целей Декларации под этим углом зрения показывает их методологическую несостоятельность.

Обращает на себя внимание тот факт, что в тексте Декларации для выражения ее базовых идей используются категории, содер­жание которых четко не определено, допускаются различные тол­кования и интерпретации Именно поэтому в методологическом плане она напоминает здание, построенное на песке, без надежного фундамента. Например, преамбула оперирует такими терминами и их сочетаниями, как «достоинство, присущее всем членам челове­ческой семьи», «их равные и неотъемлемые права», «свобода», «спра­ведливость», «всеобщий мир», «страх», «нужда», «социальный про­гресс и улучшение условий жизни при большей свободе» и т д. Что означает достоинство, присущее всем членам человеческой се­мьи? Видимо, речь идет о каких-то базовых характеристиках че­ловеческого существа, присущих всем индивидам внутренних цен­ностях Тогда, что конкретно составляет достоинство человека? Известно, что достоинство является индивидуальной характерис­тикой человеческой личности. Люди, выросшие в одной социаль­ной среде, получившие аналогичное образование, имеющие рав­ный социальный статус, могут иметь разные представления о своем достоинстве и по-разному вести себя в аналогичных ситуациях. Как относиться к термину «человеческая семья»? Является ли она синонимом человечества или авторы документа имели в виду не­что иное. Даже формальное юридическое равенство людей соглас­но предложенным Декларацией критериям не было обеспечено в подавляющем большинстве стран за 60 лет, прошедших с момен­та ее принятия. Такие термины, как «свобода», «справедливость», «всеобщий мир», «страх», «нужда» и другие, вряд ли применимы в качестве методологических категорий юридически обязывающего документа планетарного масштаба.

Основная часть Декларации посвящена изложению основных прав и свобод, которыми должен обладать каждый человек вне зависимости от тех или иных внешних различий (пол, националь­ность, язык, религия, социальный статус, политические убеждения и др.), а также некоторых обеспечивающих их правовых принци­пов (законности, независимости судов, презумпции невиновности и Т. д.). Анализ этих положений не имеет смысла в рамках предме­та настоящей статьи, так как правовые средства могут играть лишь вспомогательную роль в решении задачи построения нового спра­ведливого миропорядка и человеческого общества, характерные черты которых сформулированы в преамбуле.

Подводя итог сказанному, можно сделать следующие основные выводы:

— основное значение Декларации заключается в констатации не­обходимости гуманизации существующего миропорядка, обще­ственных отношений в качестве задачи, к выполнению которой должны стремиться все народы и государства;

— главная мировоззренческая (методологическая) идея Деклара­ции — стремление стран-участниц к построению бесконфликт­ного, гармоничного мира, свободного от страха, нужды и дискри­минации. основанного на всеобщем благе, ценности и уважении человеческой личности путем обеспечения юридического ра­венства, образования и просвещения людей. Однако как по сво­ему содержанию, так и по избранным средствам и методам она представляется противоречивой и невыполнимой;

— состояние международных отношений в период, прошедший с момента подписания Декларации прав человека, в целом свиде­тельствует о принципиальной нерешенности поставленных в ней задач;

— методологический анализ содержания Декларации свидетель­ствует о недостаточной четкости формулировки ее основной идеи, отсутствии единообразной терминологии при постановке цели и задач, а также несоответствии средств и методов их ре­шения сложности проблемы. Эти и некоторые иные обстоятель­ства выполняют фактически дезинтегрирующую функцию в современном мире;

— являясь глобальной задачей, гуманизация человечества предпо­лагает глубинные изменения человеческих существ и поэтому не может быть достигнута сугубо правовыми средствами и ме­тодами, которым Декларацией отведена основная роль в ее реа­лизации.

Впервые материал опубликован: Юстыцыя Беларусь — 2009. — №7.-С. 57-60.

Это интересно:  Право граждан на охрану здоровья гарантируется

Великая французская революция. Анализ текста «Декларации прав человека и гражданина»

Важнейшим этапом формирования либерализма была Великая французская революция, в частности, один из её главных политических документов – Декларация прав человека и гражданина 1789 года. Именно она постулировала основные права личности(1)., на которые государство не только не имеет права покушаться, но и обязано их защищать; если же этого не происходит, то личность имеет возможность легитимно сопротивляться подобному угнетению.

Эта первая Декларация прав базировалась, по большей части, на основе учения просветителей, то есть, в сущности, на теории, а не на реальном опыте. И первый вопрос, который возникает при анализе этого документа, – чем он был для законодателей революционной эпохи?

Как правило, отечественные авторы, касаясь этой проблемы, либо рассматривают её в чисто идеологическом ключе, говоря, что Декларация»явилась одновременно и итоговым, и программным документом, фиксировала уже достигнутые результаты, […] намечала ориентиры для дальнейшей борьбы»(2)., либо и вовсе ограничиваются лишь лаконичной и во многом бездоказательной оценкой, подчёркивая, что «Декларация прав была творением буржуазной мысли и носила на себе печать буржуазной ограниченности»(3)..

Что касается западных историков социалистического и марксистского направления, то, например, Альбер Матьез считал, что «Декларация была одновременно и определённым осуждением прежних злоупотреблений, и философским катехизисом нового порядка»(4).. То же выражение – «катехизис нового порядка» – употребляет и Альбер Собуль(5).. Одновременно начинает звучать и иной мотив. После принятия Декларации 1789 года, отмечает М.Пертюэ, «право окончательно интегрировалось во власть». И добавляет: «Замысел любой декларации – наилучшим образом обосновать политические обязательства»(6)..

Иными словами, одновременная направленность Декларации 1789 года и в прошлое, и в будущее споров не вызывает. Несколько удивляет при этом, что почти никто не касается проблемы сопряжения текстов Деклараций и Конституций, начало которому будет положено уже в 1791 году. Но к этой теме мы ещё вернёмся.

Итак, новое право начало пронизывать собой власть. Но в 1789 году это было не просто право, а естественное право. Разумеется, сам этот тезис не вызывает сомнений, однако в последние десятилетия историки школы Собуля склонны придавать этому особое значение. «Само название «декларация прав человека и гражданина», – подчёрки­вает Флоранс Готье, – во всей своей силе показывает два вида сущест­во­ва­ния: это естественное состояние человечества и состояние граждан­ства. [. ] Естественный закон и его политическое выражение в естественном праве утверждают первенство естественного состояния человека по отношению к искусственному, политическому обществу. Колоссальная находка философии естественного права заключается не только в тезисе о том, что хорошее общество возможно, но и в жестком ограничении сферы политики естественным правом. Вот почему первый же акт, оформляющий это общество, провозглашает это естественное право». Кроме того, добавляет она, «что особенно важно, власти взаимоподчинены: законодательная власть, власть высшая, не независима, она подчинена провозглашенным принципам, составляющим естественное право, а власть исполнительная напрямую подчинена законодательной»(7)..

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Декларации прав человека и гражданина 1789 и 1793

Сравните Декларации прав человека и гражданина 1789 и 1793 годов. В чем заключаются сходство и различие этих двух документов?

; В Декларации прав человека и гражданина 1789 года естественными правами провозглашаются:
1) свобода (перестающая быть таковой с момента затрагивания свободы другого человека);
2) собственность;
3) безопасность;
4) сопротивление угнетению.

Естественными (на самом деле общественными) = индивидуальными, независимыми ни от государственной власти, ни от общества. Поскольку текст будущей конституции предполагался писанный, то было важно продемонстрировать гражданам, что никто не смеет диктовать им перечень их естественных прав. Оправдание неловкое, но показавшее себя достаточным для французов того времени.

Источником власти в Декларации 1789 года служит такая абстрактная общность как нация. Принцип национального суверенитета затрагивает представительную демократию. Не смотря на созидательное начало, доктрина прав человека, объявив всеобщее равенство, автоматически свела сословное общество в могилу как в юридическом, так и в политическом смысле.

Декларация жирондистов 1789 года объявляет переход к конституционной монархии, но затем монархию упразднят, а юлианский календарь заменят на республиканский: «Мы живём не в 4-й год свободы, а в 1-й год республики».

Конституция умеренного периода рухнула, когда Национальный Конвент взял на себя функции и законодательной, и исполнительной, и судебной власти, т.е. в результате переворота в ночь с 9 на 10 сентября 1792 года.

; В Декларации прав человека и гражданина 1793 года естественными правами провозглашаются:
1) равенство;
2) свобода (возможность делать то, что не причиняет вред другому);
3) безопасность;
4) собственность.

Источником власти служил народ как совокупность конкретных людей. Непосредственная демократия, которую обеспечивал принцип народного суверенитета, по мнению дорвавшихся до власти якобинских радикалов больше соответствовала чрезвычайному положению, вызванному военной интервенцией. Однако, не смотря на все отличия (как и сходство в принципе разделения и даже взаимного обособления властей), верховная власть по-прежнему была сосредоточена в Конвенте.

И умеренно революционная Декларация прав человека и гражданина от 26 августа 1789 года, и её монтаньярский ремейк 1793 года, — это знаки символьной системы революции, и потому НЕЛЬЗЯ рассматривать их как инструменты для стабилизации обстановки, вызванной взрывом голодного негодования горожан и провинциалов в результате укола одним неурожайным годом шарика народного возмущения (событиями далёкого XIV века).
Нельзя хотя бы потому, что, независимо от степени умеренности своих идеологических порывов, якобинцы брали в расчёт исторический опыт революционной Англии, и тот фрагментарно (например, идею народного суверенитета). Казалось бы, в их положении разумней было воспользоваться успешным, готовым опытом американцев по созданию искусственного государства на виду у выронившего поводок короля, но что сделано, то сделано, и конституции 1791/1793 годов, при всех их различиях, обезоружили монархическую тиранию, удвоив арсенал власти законодательной, что привело к той же старушке тирании. Скорее всего, революционерам было не до аналитики (вот почему отцы-основатели США очень смущались темы революции).

Кстати, Декларация прав человека и гражданина от 1793-го выглядит как заявка с мистическим оттенком: «Да, мы успешно бурлим в эгрегоре Великой Мясорубки, а вам таки завидно?». Там по-прежнему присутствуют исключительно жертвенные, необходимые для поддержания революционного настроя установки: «27. Каждый, кто присвоит себе принадлежащий народу суверенитет, да будет немедленно предан смерти свободными гражданами» — что и случилось в принятый историками за формальный момент завершения Французской революции — 27 июля 1794 год, объявленного аутло Робеспьера доставили в ратушу, стравили на него толпы предварительно сагитированных парижан (спички у французов только при Наполеоне появились, так что приходилось жечь гражданским негодованием), выстрелом дробанули Робеспьеру челюсть, отважно спасли, а на следующий день обезглавили. Но это не так важно, как считают историки. Весьма наивно полагать, будто революцию легко можно остановить, подбросив очередную голову в её топку.

Декларации традиционно предваряли конституции, и потому немудрено, что революцию, по мнению проф. Томсинова, завершило скорее заседание Национального конвента 22 августа 1795 года, когда умы нации решились, наконец, признать наличие затяжной проблемы французского государства, и приняли Декларацию прав и (!)обязанностей(!) человека и гражданина, чем освидетельствовали переход к устойчивой идеологии развитого политического сообщества, способной обеспечить опору принятой тогда же «конституции III года».

Статья написана по материалам сайтов: sci-book.com, studopedia.ru, www.proza.ru.

»

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий

Adblock detector