+7 (499) 938-65-94  Москва

+7 (812) 467-43-31  Санкт-Петербург

8 (800) 350-96-82  Остальные регионы

Бесплатная консультация с юристом!

Компенсация морального вреда диссертация

Компенсация морального вреда как способ защиты гражданских прав : Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук

Общая характеристика работы

Актуальность темы исследования. В условиях реформирования экономической и правовой систем российского общества неуклонно возрастает потребность в повышении уровня защиты личных неимущественных прав и нематериальных благ. Конституция Российской Федерации, провозгласившая человека, его права и свободы высшей ценностью, а их признание, соблюдение и защиту — обязанностью государства (ст. 2), декларировала неотчуждаемость и принадлежность каждому от рождения основных прав и свобод человека (ст. 17), что предполагает недопустимость какого бы то ни было их умаления. Указанные положения продолжает и развивает гражданское законодательство Российской Федерации. В соответствии со ст. 151 ГК РФ причинение гражданину морального вреда действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, влечет возложение на нарушителя обязанности денежной компенсации этого вреда. Таким образом, важнейшей задачей гражданского права является компенсация причиненных потерь, которая достигается с помощью такого способа защиты, как компенсация морального вреда.

Компенсация морального вреда уже более 15 лет признается и допускается российским законом. Однако изменяющиеся условия развития общества вызывают необходимость совершенствования правового регулирования его институтов, в том числе и института компенсации морального вреда.

Прежде всего, доработки требует понятийный аппарат, а именно понятие «моральный вред», поскольку его легальное определение нельзя отнести к точным законодательным дефинициям. Если толкование морального вреда как нравственных страданий не вызывает сомнений, то относительно физических страданий вопрос до сих пор остается небесспорным.

Еще одной неразрешенной как в теории, так и на практике проблемой является проблема определения размера подлежащей взысканию компенсации морального вреда. Законодатель, закрепляя право на компенсацию морального вреда, не устанавливает единого метода оценки физических и нравственных страданий, не определяет ни минимальный, ни максимальный размер компенсации. Все это предопределяет несогласованность позиций, требующих глубокого анализа с целью выработки предложений для разрешения существующей проблемы.

Кроме того, в последние годы объектом пристального внимания ученых являются правоотношения, возникающие по поводу защиты чести, достоинства и деловой репутации. Обусловлено это тем, что понятия «честь», «достоинство» и «деловая репутация» остаются недостаточно разработанными как в теории гражданского права, так и на законодательном уровне, а их защита путем компенсации морального

вреда, особенно деловой репутации юридических лиц, — предметом теоретических и практических разногласий.

Сравнительно новым для российского общества является вопрос о защите права на судебное разбирательство в разумный срок посредством компенсации морального вреда. Предпринятые меры его урегулирования современным российским законодательством вызывают необходимость теоретического осмысления и научного обоснования возможности взыскания неимущественного вреда в случае выявления фактов нарушения разумных сроков судопроизводства.

В связи со сказанным актуальность исследования такого способа защиты, как компенсация морального вреда, очевидна и обусловлена целесообразностью комплексного подхода к данной проблеме с целью выработки предложений но совершенствованию российского гражданского законодательства и практики его применения.

Состояние научной разработанности темы. В настоящее время отсутствует комплексное научное исследование института компенсации морального вреда как способа защиты гражданских прав, хотя его отдельным аспектам, начиная с дореволюционного российского права до современной отечественной юриспруденции, уделялось определенное внимание.

Так в дореволюционный период вопросы компенсации морального вреда были предметом научного анализа С. А. Беляцкина, Г. Л. Вербловского, П. Н. Гуссаковского, А. С. Кривцова, А. Менгера, Л. И. Петражицкого, Г Ф. Шершеневича и других ученых.

В годы советской власти этот институт являлся предметом научных исследований М. М. Агаркова, А. М. Беляковой, С. Н. Братуся, Б. Лапицкого, Н. С. Малеина, Г. К. Матвеева, Е. А. Флейшиц, М. Я. Шиминовой и других ученых-юристов.

С начала 90-х г. прошлого столетия и до настоящего времени отдельные аспекты исследуемого гражданско-правового института рассматривались в работах Г. Г. Горшенкова, Е. А. Михно, В. С. Романова, К. Б. Ярошенко и других авторов. Глубокий анализ морального вреда и его компенсации проведен в трудах Д. И. Гущина, С, В. Потапенко, А. М. Эрделевского.

Однако указанные теоретические исследования, посвященные проблемам компенсации морального вреда, рассматривают, в основном, общие вопросы морального вреда. Более того, в названных трудах изучение института компенсации морального вреда основано на его анализе как формы гражданско-правовой ответственности, а не как способа защиты гражданских прав.

Изложенное позволяет констатировать, что комплексное, обобщающее теоретико-правовое исследование научной и практической проблемы компенсации морального вреда как способа защиты гражданских прав не осуществлялось. Данное диссертационное исследование призвано восполнить этот пробел.

Перечисленные труды ведущих отечественных ученых-правоведов, содержащие анализ проблем института компенсации морального вреда, составили теоретическую основу диссертационного исследования.

Объектом диссертационного исследования являются

правоотношения по защите личных неимущественных прав и нематериальных благ путем компенсации морального вреда.

В качестве предмета исследования выступает совокупность норм гражданского права, определяющих содержание и особенности компенсации морального вреда как способа защиты гражданских прав; тенденции и перспективы развития законодательства в исследуемой области в современный период; актуальные проблемы применения соответствующего законодательства.

Цель диссертации. Актуальность темы и недостаточный уровень ее научной разработанности предопределяют цели исследования, которые заключаются в комплексном анализе правовой природы, сущности и содержания компенсации морального вреда как способа защиты гражданских прав; развитии научных основ и обосновании конкретных путей совершенствования правового регулирования и практики применения норм, регулирующих данный гражданско-правовой институт.

Для этого определены следующие исследовательские задачи:

— осуществление историко-правового анализа становления и развития законодательства, регулирующего институт компенсации морального вреда (в праве дореволюционной России, СССР и Российской Федерации);

— анализ действующего российского законодательства, научных исследований для определения понятия способа защиты гражданских прав, а также места компенсации морального вреда в системе способов защиты гражданских прав;

— выяснение сущности морального вреда с целью формулирования его понятия, а также разработки правовой дефиниции компенсации морального вреда как способа защиты гражданских прав;

— исследование основания и условий компенсации морального вреда как способа защиты гражданских прав;

— изучение критериев определения размера компенсации морального вреда;

— раскрытие специфики нематериальных благ как объекта гражданских правоотношений и прав;

— рассмотрение вопроса 1ражданско-правовой защиты нематериальных благ, в том числе чести, достоинства и деловой репутации посредством компенсации морального вреда;

— разработка и обоснование предложений по совершенствованию гражданского законодательства, регулирующего вопросы защиты деловой репутации юридического лица путем компенсации морального вреда;

— исследование компенсации морального вреда как способа защиты права на свободу и личную неприкосновенность;

— обоснование возможности защиты права на судебное разбирательство в разумный срок посредством компенсации морального вреда.

Методологическая и эмпирическая основы исследования.

В диссертации применены системно- аналитический, сравнительно-правовой, конкретно-исторический методы правовых исследований, осуществлено изучение социально-правовых явлений в их диалектическом развитии.

При подготовке работы изучались и критически оценивались нормы российского законодательства, а также обобщалась судебно-арбитражная практика, практика Европейского Суда по правам человека, Верховного Суда Российской Федерации, Верховного Суда Республики Хакасия.

Нормативной базой исследования являются международно-правовые акты, Конституция Российской Федерации, действующее и ранее действовавшее гражданское законодательство.

Научная новизна работы выражается, прежде всего, в системно-комплексном подходе к рассмотрению теоретических и практических вопросов, связанных с компенсацией морального вреда как способа защиты гражданских прав. По этим вопросам проводится одно из первых исследований эволюции и правового содержания компенсации морального вреда как способа защиты гражданских прав; разграничивается правовое содержание исследуемого способа защиты гражданских прав с формой гражданско-правовой ответственности; предлагаются пути решения возникших проблем правоприменения при защите деловой репутации юридических лиц посредством законодательного закрепления понятия «иного неимущественного вреда»; научно обосновывается защита права на судебное разбирательство в разумный срок посредством компенсации морального вреда.

Новизна работы видится также в том, что в ней обобщены и критически проанализированы позиции иных исследователей по вопросам рассматриваемой темы.

Основные положения, выносимые на защиту:

1. В связи с тем, что понятие «моральный вред» не соответствует законодательному содержанию, изложенному в ч. 1 ст. 151 ГК РФ, необходимо заменить его термином «неимущественный вред», под которым следует понимать физические и (или) нравственные страдания, причиненные действиями, нарушающими личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага.

2. Компенсация морального вреда как способ защиты гражданских прав — это материально-правовая мера принуждения, посредством которой производится воздействие на правонарушителя личных неимущественных прав либо нематериальных благ с целью компенсации потерь, вызванных нарушением этих прав им благ. Выступая в этом качестве, компенсация морального вреда представляет собой форму гражданско-правовой ответственности. Компенсация морального вреда как форма гражданско-правовой ответственности — это форма имущественных лишений, которые претерпевает правонарушитель вследствие нарушения личных неимущественных прав либо нематериальных благ.

3. Поскольку в отличие от возмещения убытков компенсация морального вреда не возвращает потерпевшего в первоначальное положение, принцип полного возмещения неимущественного вреда выражается в максимальном сглаживании негативных эмоций, вызванных нарушением личных неимущественных прав или нематериальных благ.

4. Нематериальное благо как объект гражданских правоотношений или нрав — это не имеющее материального (имущественного) содержания и неразрывно связанное с личностью его носителя благо, представляющее собой юридически квалифицированный интерес, направленный на то, чтобы никто не нарушал это благо.

5. Нематериальные блага могут гражданским правом защищаться, но не регулироваться, поскольку в их ненарушенном состоянии координационно-обеспечительное воздействие регулятивной функции на личные неимущественные отношения невозможно. И только в случае нарушения нематериальных благ возникает гражданское охранительное правоотношение, в рамках которого реализуется субъективное право на защиту этих благ.

6. Неимущественный вред юридического лица есть не что иное, как коллективные нравственные страдания. В страданиях лиц, образующих людской субстрат юридического лица, выражаются страдания самого юридического лица. То есть коллективные нравственные страдания — это страдания юридического лица, хотя психологически они порождаются живыми людьми.

7. В действующее гражданское законодательство необходимо ввести специальный правовой институт: для юридического лица — «компенсация иного неимущественного вреда». При этом под иным неимущественным вредом надлежит понимать вред, причиненный неимущественным правам юридического лица.

8. Переквалификация действий подозреваемого (обвиняемого, осужденного) на менее тяжкое обвинение либо исключение из обвинения части эпизодов или квалифицирующих признаков, влияющих на вид и размер наказания, должны рассматриваться в качестве реабилитирующих оснований, дающих право в порядке ст. 1070 ГК РФ на компенсацию неимущественного (морального) вреда, причиненного незаконным осуждением, незаконным привлечением к уголовной ответственности, незаконным применением в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде. Неимущественный (моральный) вред обусловлен нарушением права на свободу, публичной дискредитацией лица, умалением чувства собственного достоинства.

9. Нарушение разумных сроков судопроизводства причиняет нравственные страдания лицу, обратившемуся за судебной защитой, в связи с чем компенсация морального вреда — основной способ защиты права на судебное разбирательство в разумный срок, поскольку возмещение неимущественного вреда позволяет сгладить нравственные страдания, причиненные не только нарушением самого этого права, но и нарушением

возможности получения судебной защиты нарушенного права, для восстановления которого лицо обратилось в суд.

Теоретическая и практическая значимость исследования. В работе рассмотрен ряд важнейших концептуальных положений, которые как в отдельности, так и в своей совокупности в комплексном плане раскрывают теоретические и правоприменительные основы правового содержания компенсации морального вреда как способа защиты гражданских прав.

В диссертации сформулированы новые выводы и рекомендации по совершенствованию законодательства и судебной практики, которые могут содействовать дальнейшему научному осмыслению категорий «способ защиты гражданских прав», «неимущественный вред», «компенсация морального вреда», «честь», «достоинство», «деловая репутация», «иной неимущественный вред», повышению эффективности защиты гражданских прав путем компенсации неимущественного (морального) вреда. Приведенная теоретическая разработка отдельных проблем компенсации морального вреда как способа защиты гражданских прав отвечает запросам правоприменительной практики, а изложенные в работе выводы могут использоваться при разрешении конкретных судебных споров. Результаты исследования могут быть использованы в учебном процессе при подготовке юристов, а также для создания учебно-методических материалов по гражданскому праву.

Апробация и внедрение результатов исследования. Основные выводы и предложения диссертации были обсуждены на заседании кафедры гражданского права и процесса Института истории и права ГОУ ВПО «Хакасский государственный университет им. Н. Ф. Катанова». Отдельные результаты были изложены в пяти публикациях, подготовленных автором. О некоторых выводах и предложениях докладывалось на научно-практической конференции «Общество и право» (Абакан, 2006 г.), «Катановские чтения» (Абакан, 2007 г.). Результаты исследования обсуждены и применяются в практике судов общей юрисдикции Республики Хакасия, а также внедрены в учебный процесс ГОУ ВПО «Хакасский государственный университет им. Н. Ф. Катанова».

Структура и объем диссертации обусловлены объектом, предметом, целью и задачами исследования и включают в себя введение, три главы, состоящие из тринадцати параграфов, заключение, библиографию.

Объем исследования соответствует предъявляемым требованиям.

Во введении обосновывается актуальность темы исследования, рассматриваются степень ее научной разработанности, объект, предмет, излагаются цели и задачи, методология исследования, научная новизна, теоретическая и практическая значимость, положения, выносимые на защиту, а также апробация полученных в ходе исследования результатов.

Первая глава диссертации «Эволюция компенсации морального вреда в российском гражданском праве» состоит из трех параграфов.

В первом параграфе «Компенсация морального вреда в дореволюционном российском гражданском праве» исследуются такие источники права, как Русская Правда, Судебник 1497 г., Судебник 1550 г.. Соборное Уложение 1649 г., Свод законов гражданских 1832 г., в результате чего воссоздается процесс развития российского законодательства, регулирующего вопросы возмещения неимущественного вреда в дореволюционный период. Делается вывод, что основной закон Древней Руси X—XI веков — Русская Правда — был первым кодексом русского права, по которому причинитель вреда должен был возместить не только имущественный, но и моральный вред. Само понятие «моральный вред» в нормах Русской Правды, как и в других более поздних источниках, не содержалось. Однако его элементы встречались в системе мер наказания того времени.

С середины XIX века возмещение вреда регулировалось Сводом законов гражданских 1832 г., который был издан как часть первая тома X Свода законов Российской империи. Свод законов гражданских не исключал возможность причинения вреда неимущественного. В частности, статья 667 т. X ч. 1 предусматривала: «Виновный в нанесении кому-либо личной обиды или оскорбления может по требованию обиженного быть присужден к платежу в пользу его бесчестья, смотря по состоянию или званию обиженного и по особым отношениям обидчика к обиженному, от 1 до 50 рублей». При этом под бесчестьем, по словам И. М. Тютрюмова, понималось вознаграждение или удовлетворение пострадавшего за обиду, составляющую также вред, хотя и не имущественный, а нравственный.

Институт компенсации морального вреда получил свое дальнейшее развитие в проекте Гражданского уложения Российской империи. Составители проекта Гражданского уложения высказались в пользу компенсации морального вреда в целях защиты нематериальных ценностей наравне с защитой материальных благ и интересов, что, по мнению диссертанта, явилось большим шагом вперед в становлении и развитии института компенсации морального вреда.

Второй параграф первой главы «Компенсация морального вреда в советском гражданском праве» посвящен изучению советского гражданского законодательства по исследуемой проблеме.

Автор отмечает, что ни Гражданский кодекс РСФСР 1922 г., ни Гражданский кодекс РСФСР 1964 г. не закрепляли и не раскрывали содержание исследуемого способа защиты гражданских прав.

Диссертант обращает внимание на ст. 131 Основ гражданского законодательства Союза ССР и республик, утвержденных Верховным Советом СССР 31 мая 1991 г., где впервые было дано легальное определение понятия «моральный вред» как физических и нравственных страданий, причиненных гражданину неправомерными действиями.

Таким образом, институт компенсации морального вреда получил свое законодательное закрепление именно в советский период развития нашей страны. С принятием Основ гражданского законодательства Союза ССР и республик от 31 мая 1991 г. исследуемый способ защиты был оформлен как самостоятельный гражданско-правовой институт. Это стало возможным благодаря теоретико-правовому исследованию проблемы защиты нематериальных благ и личных неимущественных прав учеными-цивилистами того времени, внесшими значительный вклад в формирование и развитие мысли о возмещении морального (неимущественного) вреда.

В третьем параграфе первой главы «Становление института компенсации морального вреда в современном российском гражданском праве» показано развитие российского законодательства по исследуемой проблеме в современный период. Автор указывает, что в Российской Федерации был принят целый ряд нормативных правовых актов, устанавливающих право на компенсацию морального вреда.

С 1 января 1995 г. была введена в действие часть первая Гражданского кодекса Российской Федерации. Новый Гражданский кодекс РФ расширил объём охраняемых законом личных неимущественных прав и нематериальных благ по сравнению с тем, что было в разрозненных нормативных правовых актах до его принятия.

Закрепив неотчуждаемость нематериальных благ, ГК РФ предусмотрел, что они могут быть защищены любым из способов, перечисленных в ст. 12 названного Кодекса, если только существо нарушенного нематериального блага и характер последствий этого нарушения допускают такую защиту.

Однако в качестве основного способа защиты законодатель назвал компенсацию морального вреда, что прямо следует из содержания ст. 151 ГКРФ.

Значительный вклад в разработку такого способа защиты, как компенсация морального вреда, внесла судебная практика. 20 декабря 1994 г. было принято постановление Пленума Верховного Суда РФ № 10 «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда», в котором дано определение компенсации морального вреда, перечислены законодательные акты, подлежащие применению при рассмотрении требования о компенсации морального вреда.

Весьма значимым для правоприменительной практики является принятое 24 февраля 2005 г. постановление Пленума Верховного Суда РФ № 3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц». Давая судам подробные разъяснения по вопросам применения законодательства, регулирующего правоотношения по защите чести, достоинства и деловой репутации, Пленум Верховного Суда РФ ориентирует на применение не только норм российского законодательства, но и правовой позиции Европейского Суда по правам человека, выраженной в его постановлениях и касающейся вопросов толкования и применения Конвенции о защите нрав человека и основных свобод, имея при этом в виду, что используемое Европейским Судом понятие диффамации тождественно понятию распространения не соответствующих действительности порочащих сведений, содержащемуся в ст. 152 ITC РФ.

Вторая глава «Теоретические проблемы и законодательные основы компенсации морального вреда как способа защиты гражданских прав» состоит из четырех параграфов.

В первом параграфе второй главы «Компенсация морального вреда в системе способов защиты гражданских прав» исследуемый способ защиты рассмотрен в системе способов защиты гражданских прав.

На основе анализа научных точек зрения автором предложено следующее определение способа защиты гражданских прав — это предусмотренная законом материально-правовая мера принуждения, посредством которой производится воздействие на нарушителя гражданских прав и охраняемых законом интересов с целью пресечения, предотвращения, устранения нарушения права, его восстановления и (или) компенсации потерь, вызванных нарушением права.

Проводя разграничение между мерами защиты и мерами гражданско-правовой ответственности в общей системе способов защиты гражданских

прав, диссертант пришел к выводу, что главное отличие мер защиты от мер гражданско-правовой ответственности в том, что последние носят возмездно-эквивалентный характер. То есть меры гражданско-правовой ответственности не только стимулируют участников гражданского оборота к соблюдению требований закона и тем самым предотвращают правонарушения, но и обеспечивают восполнение тех имущественных потерь, которые понес потерпевший в результате совершенного против него правонарушения.

Компенсация морального вреда, являясь одним из способов защиты гражданских прав, представляет собой меру гражданско-правовой ответственности, имеющую своей целью компенсацию потерь, понесенных в результате нарушения личного неимущественного права или нематериального блага.

Во втором параграфе второй главы «Понятие морального вреда и компенсации морального вреда в современном российском гражданском праве» раскрывается понятие таких правовых категорий, как «моральный вред» и «компенсация морального вреда».

Автор отмечает, что с позиций современной цивилистической доктрины термин «моральный вред» как физические и нравственные страдания нельзя отнести к точным законодательным дефинициям.

«Нравственный» и «моральный» — это синонимы. Соответственно термин «моральный вред» не охватывает физические страдания, а стало быть, данное понятие расходится с тем содержанием, которое в него вкладывает законодатель в ст. 151 ГК РФ.

Пункт I ст. 1064 ГК РФ указывает, что вред может быть причинен как личности, так и имуществу. Следовательно, в зависимости от нарушенного блага (права) он может быть дифференцирован на иьгутдественньгй и неимущественный. Моральный вред признается законом вредом неимущественным, на что неоднократно указывал и Пленум Верховного Суда РФ. Неимущественный вред органично включает в себя как физические, так и нравственные страдания.

В связи с тем, что понятие «моральный вред» не соответствует законодательному содержанию, изложенному в ч. 1 ст. 151 ГК РФ, диссертант считает необходимым заменить его термином «неимущественный вред», под которым следует понимать физические и (или) нравственные страдания, причиненные действиями, нарушающими личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага.

В юридической литературе институт компенсации морального вреда рассматривается, с одной стороны, как способ защиты субъективных гражданских прав, с другой, — как форма гражданско-правовой ответственности. То есть можно предположить, что эти понятия тождественны. Однако анализ их содержания свидетельствует об обратном.

Во-первых, по своему назначению все меры принуждения в гражданском праве являются способами защиты, тогда как не каждую меру принуждения можно отнести к гражданско-правовой ответственности. Принуждение может осуществляться и в виде меры защиты.

Во-вторых, в зависимости от нарушенного права или охраняемого законом блага способы защиты могут применяться с целью пресечения, предотвращения, устранения нарушения права, его восстановления и (или) компенсации потерь, вызванных нарушением права (блага). Между тем, среди мер принуждения только меры ответственности, помимо прочего, преследуют цель неблагоприятного имущественного воздействия на правонарушителя. Для мер защиты не свойственен возмездно-эквивалентный характер.

И, в-третьих, несмотря на то, что в обоих случаях принуждение применяется в связи с нарушением предписаний норм права, последствия правонарушения не всегда одашаковы. Если принуждение осуществляется посредством мер защиты, то последствием их применения является лишь восстановление нарушенного права. Что касается применения мер ответственности, то результатом их применения, помимо восстановления нарушенного права, является также возложение на правонарушителя дополнительного имущественного обременения.

Таким образом, рассматриваемые правовые категории не тождественны. Понятие «способ защиты» является более общим, включающим в свое содержание и меры ответственности. В частности, такой способ защиты, как компенсация морального вреда, имеющий своей целью компенсацию потерь, то есть уравновешивание имущественной либо неимущественной потери посредством уплаты потерпевшему денежной суммы, всегда влечет для правонарушителя наступление невыгодных имущественных последствий. А это есть не что иное, как гражданско-правовая ответственность.

Следовательно, являясь способом защиты, компенсация морального вреда выступает одновременно формой гражданско-правовой ответственности.

Изложенное позволило диссертанту заключить, что компенсация морального вреда как способ защиты гражданских прав — это материально-правовая мера принуждения, посредством которой производится воздействие на правонарушителя личных неимущественных прав либо нематериальных благ с целью компенсации потерь, вызванных нарушением этих прав или благ. Выступая в этом качестве, компенсация морального вреда представляет собой форму гражданско-правовой ответственности. Компенсация морального вреда как форма гражданско-правовой ответственности — это форма имущественных лишений, которые претерпевает правонарушитель вследствие нарушения личных неимущественных прав либо нематериальных благ.

В третьем параграфе второй главы «Основание и условия компенсации морального вреда» проведен анализ указанных основания и условий, по результатам которого в работе сделан вывод, что основанием применения исследуемого способа защиты является правонарушение, выражающееся в совершении действия, нарушающего личные неимущественные права или посягающего на принадлежащие гражданину нематериальные блага. Это правонарушение в то же время выступает основанием гражданско-правовой ответственности в форме компенсации морального вреда.

Поскольку реализация такого способа защиты, как компенсация морального вреда, предполагает применение к правонарушителю имущественных санкций, то она возможна лишь при наличии общих условий деликтной ответственности: наличия морального вреда, противоправного поведения причинителя вреда, причинной связи между противоправным поведением и моральным вредом, вины причинителя вреда. Исключение, согласно ст. 1100 ГК РФ, составляют случаи безвиновной ответственности, а именно: причинение вреда жизни или здоровью гражданина источником повышенной опасности; причинение вреда гражданину в результате его незаконного осуждения, незаконного привлечения к уголовной ответственности, незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде, незаконного наложения административного взыскания в виде ареста или исправительных работ; причинение вреда распространением сведений, порочащих честь, достоинство и деловую репутацию.

В четвертом параграфе второй главы «Критерии определения размера компенсации морального вреда» речь идет об объеме подлежащего возмещению неимущественного вреда.

Автор аргументирует позицию о приемлемости к исследуемым обязательствам принципа полного возмещения вреда. В обоснование указывает, что компенсация неимущественного вреда имеет качественно иную природу, нежели возмещение убытков. Она не возвращает потерпевшего в первоначальное положение, а лишь отвлекает его от переживаний. Законодатель, закрепляя право на компенсацию морального вреда, неслучайно не устанавливает единого метода оценки физических и нравственных страданий, не определяет ни минимальный, ни максимальный размер компенсации. В ч. 2 ст. 151, и. 2 ст. 1101 ГК РФ установлен ряд критериев, которые должны учитываться судом при определении размера компенсации морального вреда, а именно: степень вины нарушителя в случаях, когда вина является основанием для компенсации причиненного вреда; степень и характер причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий с учетом фактических обстоятельств, при которых был причинен моральный вред, и индивидуальных особенностей потерпевшего; требования разумности и справедливости; иные

заслуживающие внимание обстоятельства. С учетом перечисленных критериев суд в каждом конкретном случае должен определить размер компенсации, эквивалентный причиненному моральному вреду, то есть способный уравновесить имущественную либо неимущественную потерю посредством уплаты потерпевшему денег в такой сумме, которая позволит последнему пренебречь понесенной потерей.

Данное высказывание подтверждается также тем, что в соответствии с п. 1 ст. 1099 ГК РФ размер компенсации морального вреда определяется правилами о деликтных обязательствах. Деликтным обязательствам, как известно, свойственен принцип полного возмещения вреда. Следовательно, институту компенсаций морального вреда, как и деликтным обязательствам в целом, свойственен принцип полного возмещения вреда, иное противоречило бы положениям ст. 1064 ГК РФ. Но поскольку в отличие от возмещения убытков компенсация морального вреда не возвращает потерпевшего в первоначальное положение, принцип полного возмещения

неимущественного вреда выражается в максимальном сглаживании негативных эмоций, вызванных нарушением личных неимущественных прав или нематериальных благ.

Третья глава «Роль и значение компенсации морального вреда в защите нематериальных благ и личных неимущественных прав» состоит из шести параграфов.

В первом параграфе третьей главы «Понятие и правовое содержание нематериальных благ» диссертант обращает внимание на то, что среди ученых-цивилистов не прекращается дискуссия относительно понятий «нематериальное благо» и «личное неимущественное право», а точнее относительно тождественности либо нетождественности этих правовых категорий.

На основе анализа действующею законодательства, научных воззрений в работе сделан вывод, что понятие «нематериальное благо» не тождественно понятию «личное неимущественное право».

В соответствии со ст. 128 ГК РФ нематериальные блага являются разновидностью объектов гражданских прав. В философском широком (абстрактном) понимании объект — это то, что противостоит субъекту, на что направлена познавательная и иная деятельность человека. В цивилистической науке до сих пор не выработана единая позиция относительно объекта гражданских прав. Автор считает наиболее приемлемой точку зрения ученых, придерживающихся концепции «объект -блага»: в качестве объекта признаются материальные и нематериальные блага, по поводу которых возникают и существуют гражданские правоотношения. При этом предполагается, что объекты гражданских прав одновременно являются объектами гражданских правоотношений.

Понятие «благо» — это юридически квалифицированный интерес. Что касается личных неимущественных прав, то еще Г. Ф. Шершеневич,

рассматривая вопрос об их отнесении к объекту гражданского правоотношения, писал, что собственные силы субъекта, составляющие разряд так называемых прав на собственную личность (право на жизнь, здоровье, физическую неприкосновенность, умственные способности, честь), даны человеку природой и представляют возможность осуществления интереса при их помощи, без посредства других лиц, а потому и не могут составить объекта юридических отношений.

Поскольку в ст. 150 ГК РФ речь идет о двух различных правовых категориях, по мнению диссертанта, необходимо уточнить наименование данной нормы, назвав ее «Нематериальные блага и личные неимущественные права»

Нематериальное благо как объект гражданских правоотношений или прав — это не имеющее материального (имущественного) содержания и неразрывно связанное с личностью его носителя благо, представляющее собой юридически квалифицированный интерес, направленный на то, чтобы никто не нарушал это благо.

Во втором параграфе третьей главы «Защита нематериальных благ путем компенсации морального вреда» приводится обоснование, что к отношениям, возникающим по поводу нематериальных благ, применима лишь охранительная функция гражданского права. Прежде всего, такой вывод прямо следует из содержания п. 2 ст. 2 ГК РФ, согласно которому неотчуждаемые права и свободы человека и другие нематериальные блага защищаются гражданским законодательством, если иное не вытекает из существа этих нематериальных благ. Осуществление же гражданско-правовой защиты предполагает применение тех способов и средств, которые используются при совершении правонарушения. Иначе говоря, совершение гражданского правонарушения влечет возникновение охранительного правоотношения, в рамках которого реализуется субъективное право на защиту. Последнее представляет собой самостоятельное субъективное право, включающее в себя возможность совершения правомочным лицом собственных положительных действий и возможность требовать определенного поведения от обязанного лица. Таким образом, содержание п. 2. ст. 2 ГК РФ исключает возможность применения к отношениям, возникающим по поводу нематериальных благ, регулятивной функции, так как последняя может быть реализована только добровольным образом, что невозможно в охранительных правоотношениях.

Еще одним доводом, подтверждающим приведенную позицию, является отсутствие в законе правил, регламентирующих поведение управомоченного субъекта. Вместе с тем, регулятивная функция гражданского права предполагает регулирование поведения участников общественных отношений путем установления их взаимных прав и обязанностей.

Более того, невозможность регулятивного воздействия норм объективного права на отношения, возникающие по поводу нематериальных благ, видится в самой специфике этих благ. Одной из особенностей нематериальных благ является их неразрывная связь с личностью. Это означает, что их нельзя продать, подарить, обменять, передать по наследству и т.д. В силу этого весь набор гражданско-правового инструментария регулятивной функции в данном случае не находит применения. Поэтому законодательное регулирование нематериальных благ не имеет никакого практического значения.

Итак, нематериальные блага могут гражданским правом защищаться, но не регулироваться, поскольку в их ненарушенном состоянии координационно-обеспечительное воздействие регулятивной функции на личные неимущественные отношения невозможно. И только в случае нарушения нематериальных благ возникает гражданское охранительное правоотношение, в рамках которого реализуется субъективное право на защиту этих благ.

В данном параграфе автор также аргументирует позицию, согласно которой компенсация морального вреда является основным способом защиты нарушенного нематериального блага.

Во-первых, это обусловлено неразрывной связью нематериальных благ с личностью их обладателя, являющейся причиной нравственных или физических страданий, которые испытывает гражданин в случае нарушения нематериальных благ, поскольку причинение такого вреда влечет причинение вреда самой личности, отражаясь в сознании человека в форме переживаний. Поэтому в каждом случае неблагоприятного изменения в охраняемых законом благах гражданин испытывает моральный (неимущественный) вред.

Во-вторых, нематериальные блага характеризуются отсутствием материального (имущественного) содержания. Поскольку в случае причинения вреда нематериальным благам крайне затруднительно предположить заранее, какой размер денежной компенсации может служить эквивалентом перенесенных страданий, компенсация морального вреда, как раз, способна уравновесить нравственные или физические страдания посредством уплаты потерпевшему денег в такой сумме, которая позволит последнему пренебречь понесенной потерей.

В-третьих, избрание в качестве основного способа защиты нематериальных благ компенсации морального вреда обусловлено спецификой самого этого способа. Выступая гражданско-правовым способом защиты, компенсация морального вреда в то же время является формой (мерой) гражданско-правовой ответственности. Из этого следует, что компенсация морального вреда имеет своей целью не только компенсировать потери, вызванные нарушением нематериальных благ, но и оказать неблагоприятное имущественное воздействие на нарушителя этих благ.

В третьем параграфе третьей главы «Компенсация морального вреда как способ защиты чести, достоинства и деловой репутации»

рассмотрены проблемы защиты чести, достоинства и деловой репутации посредством компенсации морального вреда.

Анализ научных взглядов позволил диссертанту сформулировать понятия чести, достоинства и деловой репутации. Честь — это общественная оценка личности, основанная на положительной характеристике его качеств. Достоинство — это позитивная оценка собственной личности. Деловая репутация — это общественная оценка деловых и профессиональных качеств физического или юридического лица положительного содержания

Отмечается, что компенсация морального вреда, как способ защиты чести, достоинства и деловой репутации, обладает рядом особенностей. Являясь способом защиты гражданских прав, компенсация морального вреда одновременно выступает формой гражданско-правовой ответственности. По общему правилу, ответственность наступает при наличии следующих четырех условий: претерпевание вреда, противоправное поведение причинителя вреда, причинная связь между противоправным поведением и вредом, вина причинителя вреда. В случае, когда вред причинен распространением сведений, порочащих честь, достоинство и деловую репутацию, порочащий характер распространенных сведений презюмирует наличие у потерпевшего морального вреда, причиненного их распространением. Это обусловлено тем, что честь, достоинство и деловая репутация представляют собой определенную оценку личностных, деловых, профессиональных качеств. Любое умаление этой оценки влечет для лица нравственные переживания, поэтому потерпевший освобождается от доказывания наличия морального вреда.

Еще одной особенностью компенсации морального вреда при защите чести, достоинства и деловой репутации является то, что в соответствии со ст. 1100 ГК РФ по делам данной категории компенсация морального вреда осуществляется независимо от вины причинителя вреда. То есть в данном случае вина причинителя не входит в предмет доказывания.

В четвергом параграфе третьей главы «Взыскание репутационного нематериального вреда как способ защиты деловой репутации» исследуются проблемы теории и правоприменительной практики защиты деловой репутации юридических лиц.

Автор полагает, что вопрос о приемлемости к юридическим лицам такого способа защиты, как компенсация морального вреда, является продолжением проблемы сущности юридического лица, имеющей давнюю историю и не получившей своего разрешения до сих пор.

В науке гражданского права разработано множество концепций юридического лица. По мнению диссертанта, сущность юридического лица наиболее полно и глубоко исследована представителями теории коллектива, получившей свое развитие в советский период.

Суть этой теории сводилась к тому, что основу юридического лица составляет его коллектив. Иначе говоря, юридическое лицо имеет «людской субстрат».

Именно с позиций «людского субстрата» объясняется возможность претерпевания юридическим лицом неимущественного вреда, поскольку этот неимущественный вред есть не что иное, как коллективные нравственные страдания по поводу опороченной деловой репутации юридического лица. Эти страдания не следует смешивать со страданиями отдельного физического лица в случае причинения вреда его деловой репутации, так как коллективные нравственные страдания — это страдания юридического лица, хотя психологически они порождаются живыми людьми.

В этой связи в работе делается вывод о необходимости защиты деловой репутации юридического лица путем компенсации неимущественного вреда в случае распространения порочащих сведений. Данный вывод подтверждается также тем, что ст. 152 ГК РФ не содержит каких-либо ограничений и изъятий для отдельных проявлений деловой репутации в части судебной защиты от диффамации. Поэтому юридическое лицо вправе использовать любые способы защиты от диффамации, предусмотренные этой нормой.

Однако автор отмечает, что применение арбитражными судами такого способа защиты деловой репутации юридических лиц, как компенсация нематериального репутационного вреда, не основано на нормах действующего российского гражданского законодательства. Гражданский кодекс РФ не содержит такого способа защиты гражданских прав, как компенсация репутационного вреда.

Разъяснения Пленума Верховного Суда РФ, содержащиеся в постановлениях от 20 декабря 1994 г. № 10 и от 24 февраля 2005 г. № 3, не согласуются с приведенным в Гражданском кодексе РФ определением морального вреда как физических и нравственных страданий, испытывать которые способен только живой человек. В то же время деловая репутация юридического лица является нематериальным благом, характеризующимся отсутствием материального (имущественного) содержания, в связи с чем деловой репутации юридического лица нередко причиняется вред, не связанный с прямыми убытками. Следовательно, деловая репутация юридического лица должна быть защищена таким способом, который соответствовал бы природе данного блага.

В науке гражданского права в зависимости от нарушенного блага вред дифференцируется на имущественный и неимущественный. Применительно к юридическому лицу неимущественный вред, как следует из решения Европейского Суда по правам человека от 06 апреля 2000 г. по делу «Компании Комингерсоль С.А. против Португалии», может быть причинен не только умалением деловой репутации, но и тем, что в результате противоправных действий наступила неопределенность в планировании

хозяйственной деятельности фирмы, установились препятствия в управлении компанией и, как следствие, возникло беспокойство и неудобства для членов руководства компании. То есть неимущественный вред не ограничивается нарушением репутации, он гораздо шире, вследствие чего использование понятия «репутационный вред» существенно сужало бы круг возможных требований юридического лица.

В то же время в определении от 4 декабря 2003 г. по жалобе гражданина Шлафмана В. А. Конституционный Суд РФ указывает на возможность взыскания нематериального вреда, отличного от убытков, причиненных юридическому лицу умалением деловой репутации, и от морального вреда, который может быть причинен только физическому лицу. Такой нематериальный вред имеет свое собственное содержание, которое вытекает из существа нарушенного нематериального права и характера последствий этого нарушения.

Учитывая, что понятия «неимущественный» и «нематериальный» -синонимы, нематериальный вред, о котором идет речь в указанном выше определении Конституционного Суда РФ, есть не что иное, как вред неимущественный.

При таких обстоятельствах судами не отрицается возможность причинения юридическому лицу не только имущественного, но и неимущественного (нематериального) вреда. Однако неимущественный вред трактуется как вред, причиненный гражданину. Следовательно, для того, чтобы суды имели законное основание для взыскания в пользу юридического лица компенсации неимущественного вреда, такой неимущественный вред, отличный от того, который может быть причинен физическому лицу, должен быть закреплен в законе. Иначе говоря, в действующее гражданское законодательство необходимо ввести специальный правовой институт для юридического лица — «компенсация иного неимущественного вреда». При этом под иным неимущественным вредом надлежит понимать вред, причиненный неимущественным правам юридического лица.

Пятый параграф третьей главы «Компенсация морального вреда как способ защиты права на свободу и личную неприкосновенность» посвящен вопросу компенсации морального вреда, причиненного гражданину в результате незаконного осуждения, незаконного привлечения к уголовной ответственности, незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде, незаконного привлечения к административной ответственности в виде административного ареста.

Обобщение материалов судебной практики позволило диссертанту заключить о возросшем количестве исков о возмещении вреда, причиненного правоохранительными органами и судом. Это говорит о том, что все еще распространены ситуации, когда в отношении граждан необоснованно

возбуждаются уголовные дела, предъявляется обвинение и избирается мера пресечения, вплоть до заключения под стражу.

Важной мерой защиты права на свободу и личную неприкосновенность от произвола публично-правовых образований выступает ст. 53 Конституции РФ, гарантирующая каждому право на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц. В развитие положения ст. 53 Конституции РФ Гражданский кодекс РФ в ст. 1070 закрепляет ответственность за вред, причиненный незаконными действиями правоохранительных органов и суда.

Незаконное лишение свободы, наряду с причинением вреда жизни или здоровью, является одним из самых серьезных правонарушений, поскольку право на свободу является достаточно объемным правомочием. Учитывая социальную значимость этого личного неимущественного права, не может вызывать сомнения возникновение у лица неимущественного вреда в случае его нарушения. Компенсация неимущественного (морального) вреда выступает одним из основных способов защиты права граждан на свободу и личную неприкосновенность.

Автор отмечает, что на практике нередко возникает вопрос: подлежат ли удовлетворению требования о денежной компенсации морального вреда, заявленные лицом, в отношении которого осуществлялось уголовное судопроизводство, в случае переквалификации его действий на менее тяжкое обвинение либо исключения из обвинения части эпизодов или квалифицирующих признаков, влияющих на вид и размер наказания? На основе анализа научных точек зрения и материалов судебной практики диссертант приходит к выводу, что переквалификация действий на менее тяжкое обвинение либо исключение из обвинения части эпизодов или квалифицирующих признаков, влияющих на вид и размер наказания, должны рассматриваться в качестве оснований, дающих право на реабилитацию и соответственно на компенсацию морального вреда в порядке ст. 1070 ГК РФ. Объясняется это тем, что квалификация преступления представляет собой юридическую оценю»’ действий лица с точки зрения уголовного закона, которая в последующем закрепляется в обвинительном приговоре. На основе юридической оценки действий лица, в отношении которого осуществлялось уголовное преследование, складывается как общественная оценка личности, так и собственная оценка качеств лица в его сознании, тем более что в настоящее время сведения о задержании лица, заключении его под стражу, временном отстранении от должности, об осуждении и о других примененных к нему действиях зачастую освещаются в средствах массовой информации. В этой связи перед органами дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда стоит задача точно определить квалификацию содеянного.

Это интересно:  Что дает 3 группа инвалидности работающему

В том случае, если осужденный полностью отбыл срок лишения свободы, а в последующем при пересмотре обвинительного приговора в апелляционной, кассационной, надзорной инстанциях или по вновь открывшимся обстоятельствам будет выявлена ошибка и его действия переквалифицируют на менее тяжкое обвинение либо из обвинения исключат часть эпизодов или квалифицирующих признаков, влекущих снижение наказания, то здесь, безусловно, будет иметь место нарушение права на свободу. Соответственно наличие нравственных страданий, причиненных таким нарушением, очевидно.

В тех случаях, когда переквалификация действий на менее тяжкое обвинение либо исключение из обвинения части эпизодов или квалифицирующих признаков не повлекли нарушения права на свободу, это не означает, что лицо не имеет право на компенсацию морального вреда. Необоснованная квалификация преступления по статье закона, предусматривающей более тяжкое наказание, влечет как публичную дискредитацию, так и умаление чувства собственного достоинства, следствием которых является неимущественный (моральный) вред. Стало быть, и в этих случаях гражданин испытывает нравственные страдания. Следовательно, такие действия правоохранительных органов и суда также должны рассматриваться в качестве незаконного осуждения, незаконною привлечения к уголовной ответственности, незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде, поскольку, несмотря на признание лица виновным в совершении преступления меньшей тяжести, его причастность к преступлению большей тяжести не находит своего подтверждения. Поэтому лицо должно иметь право на восстановление своих прав и свобод в той части, в которой оно было незаконно подвергнуто уголовному преследованию.

Таким образом, переквалификация действий подозреваемого (обвиняемого, осужденного) на менее тяжкое обвинение либо исключение из обвинения части эпизодов или квалифицирующих признаков, влияющих на вид и размер наказания, должны рассматриваться в качестве реабилитирующих оснований, дающих право в порядке ст. 1070 ГК РФ на компенсацию неимущественного (морального) вреда, причиненного незаконным осуждением, незаконным привлечением к уголовной ответственности, незаконным применением в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде. Неимущественный (моральный) вред обусловлен нарушением права на свободу, публичной дискредитацией лица, умалением чувства собственного достоинства.

В шестом параграфе третьей главы «Компенсация морального вреда как способ защиты права на судебное разбирательство в разумный срок» диссертант освещает сравнительно новый для российского общества вопрос о защите права на судебное разбирательство в разумный срок посредством компенсации морального вреда.

Возмещение неимущественного вреда в рассматриваемом случае обусловлено тем, что в соответствии с Конституцией РФ право на судебную защиту относится к основным неотчуждаемым правам.

Так как право на судебное разбирательство в разумный срок является неотъемлемым элементом права на судебную защиту, то его нарушение есть нарушение самого права на судебную защиту, последствием которого выступают нравственные страдания обладателя права. Соответственно основным способом его защиты выступает компенсация морального вреда. Из этого исходит и судебная практика. В частности, Европейский Суд по правам человека признает, что длительность судебного разбирательства причиняет душевные страдания, беспокойство и чувство разочарования, в связи с чем довольно широко применяет данный способ защиты.

Необходимость возмещения неимущественного вреда при нарушении разумных сроков судебного разбирательства объясняется также тем, что право на судебную защиту, выступая личным неимущественным правом, одновременно выступает гарантией всех других прав. Иначе говоря, право на судебную защиту — это не только право на обращение в суд, но и возможность восстановления нарушенного права посредством правосудия. Нарушая право на судебное разбирательство в разумный срок, суд, тем самым, не обеспечивает возможности получения судебной защиты нарушенного права, что также является причиной нравственных страданий лица, обратившегося за защитой.

Однако в Российской Федерации отсутствует соответствующий механизм возмещения вреда, причиненного нарушением этого права. Кроме того, нет в российском законодательстве норм, регулирующих вопросы возмещения вреда (имущественного и неимущественного), причиненного нарушением права на исполнение в разумные сроки вступивших в законную силу судебных актов.

В этой связи властями Российской Федерации предпринят ряд мер, направленных на создание внутригосударственных средств правовой защиты от нарушения права на судопроизводство в разумные сроки, а также права на исполнение в разумные сроки вступившего в законную сипу судебного акта. Важным шагом в этом направлении явился разработанный Пленумом Верховного Суда РФ проект Федерального конституционного закона «О возмещении государством вреда, причиненного нарушением права на судопроизводство в разумные сроки и права на исполнение в разумные сроки вступивших в законную силу судебных актов». Основной задачей, указанной в ст. 1 названного законопроекта, является создание в Российской Федерации внутригосударственного средства правовой защиты от нарушения права на судопроизводство в разумные сроки, а также права на исполнение в разумные сроки вступившего в законную ситу судебного акта. В случае его принятия вопросы возмещения вреда, причиненного нарушением права на

судебное разбирательство в разумный срок, будут относиться к компетенции российских судов.

Также Пленумом Верховного Суда РФ подготовлен законопроект «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с принятием ФКЗ «О возмещении государством вреда. причиненного нарушением права на судопроизводство в разумные сроки и права на исполнение в разумные сроки вступивших в законную силу судебных актов». В случае его принятия в часть вторую Гражданского кодекса РФ будет введена специальная статья — ст. 1070,1, устанавливающая ответственность за вред, причиненный гражданину или юридическому лицу в результате нарушения органами дознания, предварительного следствия, прокуратуры, суда, органами государства, исполняющими вступившие в законную силу судебные акты, разумных сроков судопроизводства и (или) разумных сроков исполнения судебных актов.

Таким образом, нарушение разумных сроков судопроизводства причиняет нравственные страдания лицу, обратившемуся за судебной защитой, в связи с чем компенсация морального вреда — основной способ защиты права на судебное разбирательство в разумный срок, поскольку возмещение неимущественного вреда позволяет сгладить нравственные страдания, причиненные не только нарушением самого этого права, но и нарушением возможности получения судебной защиты нарушенного права, для восстановления которого лицо обратилось в суд.

В заключении диссертационного исследования автор сформулировал выводы по всему кругу проблем, рассмотренных в работе.

По теме диссертации опубликованы следующие научные работы:

I. В ведущих рецензируемых научных журналах и изданиях, указанных в перечне Высшей аттестационной комиссии:

II. В иных научных журналах и изданиях:

Компенсация морального вреда — мера реабилитации потерпевшего в российском уголовном процессе

Автореферат кандидатской диссертации по юриспруденции

На правах рукописи
Владимирова Виктория Викторовна
Компенсация морального вреда мера реабилитации потерпевшего в российском уголовном процессе
Специальность 12.00.09 – Уголовный процесс, криминалистика и судебная экспертиза; оперативно-розыскная деятельность
АВТОРЕФЕРАТ
диссертации на соискание ученой степени
кандидата юридических наук
Ижевск – 2004

Диссертация выполнена в ГОУ ВПО «Мордовский государственный университет
имени Н.П. Огарева»

Научный руководитель:
Официальные оппоненты:

Заслуженный юрист Республики Мордовия кандидат юридических наук доцент Калинкина Любовь Даниловна
доктор юридических наук профессор Кудин Федор Милентьевич

кандидат юридических наук доцент Муратова Надежда Георгиевна

Ведущая организация:

Южно-Уральский государственный университет

С диссертацией можно ознакомиться государственного университета

в

библиотеке Удмуртского

Автореферат разослан «__ »____________ 2004 года

Ученый секретарь диссертационного совета кандидат юридических наук доцент

Кузнецова Н.В.

Общая характеристика работы

Актуальность темы исследования.
С принятием Конституции РФ защита личности стала приоритетным направлением в деятельности государства и его органов. В Конституции РФ закрепляется гарантия государственной защиты прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации. Права потерпевших от преступлений и злоупотреблений власти охраняются законом. Государство обеспечивает потерпевшим доступ к правосудию и компенсацию причиненного ущерба (статья 52 Конституции РФ). Таким образом, государство гарантирует потерпевшим полноценную защиту его прав и законных интересов, а также обеспечение «компенсации причиненного ущерба».
Признание государством ценности человеческой личности означает необходимость создания эффективно действующих механизмов, обеспечивающих каждому человеку и гражданину возможность добиваться защиты и восстановления его прав и свобод от любых незаконных ограничений и нарушений.
С 1 июля 2002 года вступил в силу новый Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации. В пункте 1 статьи 6 УПК РФ одним из назначений уголовного судопроизводства определена защита прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений. Согласно части 1 статьи 42 УПК РФ, потерпевшим является физическое лицо, которому преступлением причинен физический, имущественный, моральный вред, а также юридическое лицо в случае причинения преступлением вреда его имуществу и деловой репутации.
В пункте 34 статьи 5 УПК РФ понятие «реабилитация» определяется как порядок восстановления прав и свобод лица, незаконно или необоснованно подвергнутого уголовному преследованию, и возмещения причиненного ему вреда. В УПК РФ понятие реабилитация применяется лишь к лицу, незаконно или необоснованно подвергнутому уголовному преследованию. Исходя из значения реабилитации как восстановления утраченного состояния и прежних прав, представляется возможным использование термина «реабилитация» и при характеристике процессуального механизма защиты прав и законных интересов потерпевшего в уголовном судопроизводстве. При этом в комплекс реабилитационных (восстановительных) мер должны быть включены такие, которые помогают и позволяют обрести утраченные нарушенные права, восстановить законное состояние, устранить наступившие вредные последствия. К числу таких реабилитационных мер относится и компенсация морального вреда.
Разные аспекты компенсации морального вреда потерпевшему в уголовном судопроизводстве были предметом исследования таких ученых, как: И.В. Афанасьева, Д.А.Белова, С.А. Беляцкин, В.П. Божьев, В.М.Бозров, Б.Е. Владыкин, А.А. Власов, С.М. Воробьев, Э. Гаврилов, В. Горобец, Г.Г. Горшенков, К.И. Голубев, В.Г. Даев, В.М. Жуйков, З.З. Зинатуллин,
3

Е.Короткова, С.В. Кравцова, Н.В. Кривощеков, Ф.М. Кудин, Н.В. Кузнецова, Ю.В. Курдубанов, Ю.Лившиц, А.Г. Мазалов, Н.С. Малеин, М.Н. Малеина, С.В. Марченко, С. Милицин, В.В.Нагаев, С.В. Нарижний, В.Т. Нор, Г. Падва, В.Я. Понарин, Е.Попкова, Г.М. Резник, Ф.С. Сафуанов, М.А. Степанов, И.А. Сухаревский, В. Сысоев, О.А. Тарнавский, А. Тимошенко, Л.К. Трунова, К.Храмцов, В.Н. Чичко, А.В. Шичанин, А.М. Эрделевский, П. Яни и др. Необходимость обращения к данной теме обусловлена не только принятием нового УПК РФ, но и теми практическими проблемами, которые определились в процессе применения уголовно-процессуальных норм при компенсации морального вреда потерпевшему. В частности, данные изучения судебной практики потребовали теоретического осмысления вопросов об уголовно-процессуальном механизме предъявления и разрешения гражданского иска в уголовном процессе, об обеспечении прав гражданскому истцу при рассмотрении уголовных дел судами, о предмете и особенностях доказывания гражданского иска о компенсации морального вреда.
Компенсация морального вреда потерпевшему на каждой стадии уголовного процесса должна рассматриваться через призму назначения уголовного судопроизводства (статья 6 УПК РФ), а именно: «1) защита прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений; 2) защита личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод».
Цель и задачи диссертационного исследования.
Цель настоящего исследования заключается в том, чтобы через изучение правового механизма компенсации морального вреда потерпевшему в уголовном процессе выявить особенности и недостатки его применения, разработав на их основе предложения по обеспечению эффективного и отлаженного порядка восстановления нарушенных прав и законных интересов потерпевшего с помощью такой реабилитационной меры, как компенсация морального вреда.
Достижение указанной цели обусловило постановку следующих задач:

  1. изучить правовую основу процесса компенсации морального вреда в уголовном процессе;
  2. установить круг субъектов, на которых распространяется данная реабилитационная мера;
  3. определить основания для возникновения права на компенсацию морального вреда у потерпевшего;
  4. показать соотношение компенсации морального вреда как реабилитационной меры с другими мерами;
  5. выяснить особенности и гарантии обеспечения процессуальной формы реализации данной реабилитационной меры;
  6. определить порядок реализации права потерпевшего на компенсацию морального вреда;
  7. изучить особенности доказывания гражданским истцом характера и степени тяжести морального вреда;
  1. установить значение компенсации морального вреда как реабилитационной меры через назначение уголовного судопроизводства;
  2. исследовать судебно-следственную практику вынесения постановлений о признании лица потерпевшим, гражданским истцом, постановления о привлечении лица в качестве гражданского ответчика;
  3. рассмотреть вопросы предъявления гражданского иска в рамках уголовного судопроизводства и практику передачи на рассмотрение его в порядке гражданского судопроизводства;
  4. изучить форму и содержание исковых заявлений о компенсации морального вреда;
  5. исследовать вопросы обеспечения исковых требований о компенсации морального вреда;
  6. рассмотреть процесс доказывания претерпевания морального вреда;
  7. изучить мотивировочную часть судебных решений в части разрешения вопросов о компенсации морального вреда;
  8. рассмотреть кассационную практику разрешения вопросов, связанных с гражданским иском в части компенсации морального вреда;
  9. изучить практику исполнения судебных решений в части взыскания денежных сумм компенсации морального вреда потерпевшему;
  10. разработать ряд предложений, направленных на совершенствование уголовно-процессуального законодательства РФ и практики его применения в процессе компенсации морального вреда потерпевшему в уголовном процессе.

Объект и предмет диссертационного исследования.
Объектом исследования являются общественные отношения, возникающие на каждой стадии уголовного судопроизводства в процессе компенсации морального вреда потерпевшему.
Предметом исследования выступают:

  1. нормы уголовно-процессуального законодательства РФ, регулирующие вопросы компенсации морального вреда потерпевшему в уголовном процессе;
  2. нормы гражданского законодательства РФ, закрепляющие положения о компенсации морального вреда;
  3. нормы гражданско-процессуального законодательства РФ, определяющие требования к форме и содержанию гражданского иска о компенсации морального вреда;
  4. научные работы по вопросам компенсации морального вреда потерпевшему в уголовном процессе;
  5. статистические данные и практические материалы работы органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры, суда, судебных приставов-исполнителей.

Методологическая основа исследования.
Проведенное исследование основывается на диалектико-материалистическом методе познания. В процессе исследования наряду с общенаучными методами применялись также частнонаучные методы
5

(системный анализ и синтез, сравнительно-правовой, логико-юридический, исторический, статистический и другие), что обеспечивало достоверность и обоснованность полученных результатов.
Теоретическая и нормативная основа работы.
Теоретическую базу исследования составили труды российских ученых, современные достижения науки уголовного процесса, уголовного и гражданского права, судебной медицины, психологии и других отраслей знаний.
При решении поставленных задач диссертант опирался на нормы международно-правовых актов в области защиты прав и свобод личности, Конституцию Российской Федерации, Уголовно-процессуальный кодекс РФ, Гражданский кодекс РФ и иные федеральные законодательные акты.
Эмпирическая основа исследования.
Эмпирической основой для исследования послужили:

  1. данные комплексного обобщения судебной практики ЮжноСахалинского городского суда, Пролетарского районного суда города Саранска, Фрунзенского районного суда города Иванова за 2002 — 2004 годы (изучено 300 уголовных дел, по которым за 2002 – 2004 годы в данных судах заявлялся гражданский иск о компенсации морального вреда);
  2. результаты изучения кассационной и надзорной практики Сахалинского областного суда, Верховного суда Республики Мордовия, Ивановского областного суда;
  3. показатели работы службы судебных приставов-исполнителей Шуйского ПСП Ивановской области с 2002 года по апрель 2004 года;
  4. статистические данные и материалы опубликованной судебной практики Верховного суда РФ (2001 — 2004 г.г.);
  5. практика проведения судебно-психологических экспертиз в Мордовской судебной лаборатории (город Саранск) за 2002 – 2004 г.г.;
  6. анкетирование 50 следователей (Фрунзенского районного отдела внутренних дел города Иванова, Управления внутренних дел города Южно-Сахалинска, Ленинского районного отдела внутренних дел города Саранска), 50 судей (Фрунзенского районного суда города Иванова, Пролетарского районного суда города Саранска, Южно-Сахалинского городского суда), 50 судебных приставов-исполнителей (Шуйского подразделения службы судебных приставов–исполнителей Ивановской области, Южно-Сахалинского подразделения службы судебных приставов-исполнителей Сахалинской области, Старошайговского районного подразделения службы судебных приставов–исполнителей Республики Мордовия);
  7. результаты эмпирических исследований, полученные другими авторами по проблемам, имеющим отношение к теме диссертации.

Научная новизна исследования.
Научная новизна исследования определяется выбором темы, которая ранее не рассматривалась через призму реабилитации потерпевшего в российском процессе с анализом механизма компенсации морального вреда потерпевшему на протяжении всего производства по уголовному делу, не была предметом самостоятельного исследования, с учетом принятия и введения в действие УПК РФ 2001 года. В работе впервые проведен комплексный анализ процесса компенсации морального вреда как реабилитационной меры потерпевшему на каждой стадии уголовного процесса.
Изучение различных аспектов исследуемой темы позволило выработать и обосновать новые авторские подходы к решению проблемных вопросов, сформулировать конкретные предложения по совершенствованию норм УПК РФ, регулирующих вопросы компенсации морального вреда потерпевшему в уголовном процессе, и практики их применения органами предварительного расследования, прокурором и судом.
Научная новизна определяется также основными положениями, выносимыми на защиту.
Основные положения, выносимые на защиту.
По результатам диссертационного исследования на защиту выносятся следующие положения, выводы и рекомендации.
1. В положениях статьи 5 УПК РФ следует закрепить определение понятия реабилитации как порядка восстановления прав и законных интересов лиц, потерпевших от преступления, а также лиц, незаконно или необоснованно подвергнутых уголовному преследованию, возмещения причиненного им ущерба и компенсации морального вреда. По нашему мнению, необходимо расширить круг лиц, могущих иметь статус реабилитированного, дополнив его лицами, потерпевшими от преступлений. Представляется целесообразным также разграничить положение лица, имеющего право на восстановление нарушенных прав и законных интересов, и лица, реализовавшего данное право, а также уточнить виды вреда, подлежащего возмещению и компенсации.
В работе предлагается предусмотреть в статье 5 УПК РФ следующие положения:

  1. реабилитируемый — лицо, имеющее в соответствии с УПК РФ право на возмещение ущерба и компенсацию морального вреда, причиненного преступлением или причиненного в связи с незаконным или необоснованным уголовным преследованием;
  2. реабилитирующийся — лицо, реализующее в соответствии с УПК РФ право на возмещение ущерба и компенсацию морального вреда, причиненного преступлением или причиненного в связи с незаконным или необоснованным уголовным преследованием;
  3. реабилитированный — лицо, использовавшее в соответствии с УПК РФ право на реабилитацию и получившее возмещение ущерба и компенсацию морального вреда (или которому возмещен ущерб и компенсирован моральный вред).

Процесс реабилитации как восстановление нарушенных прав и законных интересов лица, являясь назначением уголовного судопроизводства, осуществляется как в отношении потерпевшего от преступления, так и в отношении лица, незаконно и необоснованно подвергнутого уголовному преследованию.

  1. Исходя из статьи 52 Конституции РФ об обеспечении потерпевшему компенсации причиненного ему ущерба и с целью восстановления его нарушенных прав и свобод предусмотреть в законе возможность любой формы компенсации морального вреда по согласованию с потерпевшим. Это диктуется и тем, что нередко компенсационная сумма не может быть взыскана в связи с несостоятельностью причинителя вреда. В связи с указанным, часть 4 статьи 42 УПК РФ изложить в следующей редакции: «По иску потерпевшего о компенсации морального вреда размер компенсации определяется судом при рассмотрении уголовного дела или в порядке гражданского судопроизводства. Форма компенсации морального вреда определяется с учетом мнения потерпевшего». Кроме того, в нормах УПК РФ должно быть предусмотрено извинение потерпевшему как форма компенсации ему морального вреда.
  2. В УПК РФ определить презумпцию морального вреда потерпевшему: «Любой гражданин, в отношении которого совершено преступление, признается претерпевшим моральный вред, если совершивший данное деяние не докажет обратное».

Установление презумпции причинения морального вреда потерпевшему по всем категориям преступлений позволит предполагать моральный вред, тем самым избавляя гражданского истца от необходимости доказывания факта его причинения. Предлагаемая нами презумпция морального вреда не предполагает компенсации конкретной презюмируемой суммы. Размер компенсации морального вреда, его соразмерность нравственным и физическим страданиям должны доказываться всеми предусмотренными законом способами.

  1. Теоретически обоснована необходимость предоставления потерпевшему возможности получения компенсации морального вреда в случае совершения в отношении него и преступления имущественного характера. При этом под моральным вредом понимаются: «нравственные и физические страдания, претерпеваемые лицом в результате совершения в отношении него преступления, нарушающего его личные имущественные и неимущественные права, а также нематериальные блага, определение которого также предлагается закрепить в статье 5 УПК РФ.
  2. Необходимо устанавливать весь вероятный круг потерпевших по уголовным делам о преступлениях, в результате которых наступила смерть потерпевшего, извещая их надлежащим образом о возбуждении уголовного дела, с вынесением в отношении них постановления о признании потерпевшим и разъясняя им права и обязанности. По аналогии с частью 1 статьи 134 УПК РФ, целесообразным было бы направление извещения с разъяснением порядка компенсации морального вреда. Те из вышеназванного круга лиц, кто заявит гражданский иск, должны быть признаны гражданскими истцами. Часть 8

статьи 42 УПК РФ изложить в следующей редакции: «По уголовным делам о преступлениях, последствием которых явилась смерть лица, права потерпевшего, предусмотренные статьей 42 УПК РФ, переходят к любому из его близких родственников, иных родственников или близких лиц».
Данная норма расширит круг лиц, имеющих право на компенсацию морального вреда по данной категории дел. Каждый из указанных лиц будет иметь право на обращение с исковыми требованиями индивидуально, данное правило искоренит случаи, когда в качестве потерпевших указывается вся семья.

  1. В части 1 статьи 42 УПК РФ понятие морального вреда для юридического лица определить как «неимущественный вред, причиняемый юридическому лицу».
  2. При определении размера компенсационной суммы морального вреда суд должен исходить из критериев, предусмотренных статьями 151, 1101 Гражданского кодекса РФ, в числе которых степень нравственных и физических страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причинен вред, а также характер причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий (с учетом индивидуальных особенностей потерпевшего). Поскольку для определения степени и характера претерпеваемых нравственных и физических страданий, а также индивидуальных психофизических особенностей потерпевшего необходимы специальные познания в области психологии и медицины, на наш взгляд, с целью определения данных критериев необходимо проведение судебно-психологической экспертизы.
  3. Предлагается расширить перечень критериев, учитываемых при определении размера компенсационной суммы морального вреда потерпевшего:
  1. социальное положение потерпевшего: состояние в браке; наличие и количество лиц, находящихся на иждивении (несовершеннолетних детей, престарелых родителей, инвалидов и пр.); для несовершеннолетних – полноценность воспитания в семье и учебном заведении; образование; национальность; отношение к религии; место работы, должность (публичный характер его деятельности); средний размер заработной платы; наличие или отсутствие судимости и прочее;
  2. психофизиологические особенности личности (на момент совершения преступления): пол; возраст; темперамент; характер; состояние здоровья (беременность, наличие хронических заболеваний, инвалидность, неполноценность психического развития);
  3. постстрессовое состояние потерпевшего (данное состояние должно рассматриваться с точки зрения вышеопределенных критериев с учетом динамики изменений, вследствие преступных посягательств, а также его длительности): состояние физического здоровья (обострение хронических заболеваний, появление новых заболеваний); психологическое состояние (определение степени тревожности, страхи, кошмары во сне, повышенная нервозность); изменение в социальном положении (способность исполнять

должностные обязанности, возможность работы на прежнем месте, состояние семейных отношений); вместе с тем необходим анализ объема, характера, степени нравственных и физических переживаний потерпевшего проводить с учетом страданий и его близких, детей, родителей.
При определении компенсационной суммы предлагается также учитывать характер и тяжесть совершенного в отношении потерпевшего преступления, которые должны быть обязательно положены в основу принимаемого решения.
В качестве критериев определения размера компенсации морального вреда, в случае смерти близкого человека, во внимание должны приниматься психофизиологические особенности личности: пол, возраст, темперамент, характер, состояние здоровья (беременность, наличие хронических заболеваний, инвалидность, неполноценность психического развития); степень близости погибшего и истца (при предъявлении родителями иска о возмещении морального вреда в случае гибели ребенка имеют значение и другие обстоятельства: например, был ли погибший единственным ребенком или могут ли пережившие его родители в будущем иметь детей, возраст ребенка); способы общения погибшего и истца: совместное или раздельное проживание, регулярность и продолжительность встреч, иные заочные способы общения (письма, телефон); характер сложившихся отношений между погибшим и истцом, который должен оцениваться на момент смерти с учетом предшествующих связей; способ получения информации о смерти (был ли потерпевший свидетелем смерти или получил это известие от других лиц, из иных источников); постстрессовое состояние, его длительность.
Научно-практическая значимость настоящего диссертационного исследования заключается в том, что оно позволяет выяснить сущность компенсации морального вреда потерпевшему в российском уголовном процессе и определить его место и значение в процессе реабилитации потерпевшего с учетом назначения уголовного судопроизводства (статья 6 УПК РФ). Процесс компенсации морального вреда потерпевшему был рассмотрен на каждой стадии уголовного процесса, с учетом данных опубликованной и неопубликованной судебной практики, что позволило оценить возможности данной реабилитационной меры потерпевшему для восстановления его нарушенных прав и законных интересов и определить пробелы, не урегулированные законодателем. На основе данных исследований были выработаны конкретные предложения и рекомендации по совершенствованию норм УПК РФ, регулирующих вопросы компенсации морального вреда потерпевшему.
Содержащиеся в диссертации положения и сформулированные выводы могут быть использованы:

  1. для дальнейшего исследования проблем реабилитации потерпевшего в науке уголовно-процессуального права;
  2. в законотворческом процессе в ходе совершенствования уголовно-процессуального законодательства РФ;
  1. в судебно-следственной практике в целях эффективного выполнения назначения уголовного судопроизводства;
  2. при подготовке учебной литературы по курсу «Уголовно-процессуальное право РФ»;
  3. в процессе преподавания учебной дисциплины «Уголовно-процессуальное право РФ», а также при разработке специальных курсов по проблемам реабилитации потерпевшего в уголовном судопроизводстве.

Апробация результатов диссертационного исследования.
Основные теоретические положения диссертации и выработанные в ней рекомендации изложены автором в научном докладе на IX научной конференции молодых ученых, проходившей в апреле 2004 года в МГУ им. Н.П.Огарева, на Огаревских чтениях в МГУ им. Н.П. Огарева.
Результаты диссертационного исследования нашли свое отражение в опубликованных автором работах, а также в учебном процессе при преподавании дисциплины «Уголовный процесс» в Мордовском госуниверситете, при разработке спецкурса «Реабилитация потерпевшего в уголовном судопроизводстве».
Структура диссертации.
Структура и объем работы определены предметом и задачами исследования. Диссертационное исследование состоит из введения, двух глав, включающих в себя пять параграфов, заключения и списка используемой литературы.
Содержание диссертации.
Во введении отражается актуальность и новизна диссертационного исследования, определяются цели, задачи, а также объект и предмет исследования. Здесь же указываются методическая, теоретическая и нормативная основы работы, излагается эмпирическая база. Рассматриваются основные положения работы, на основе чего обозначается научно-практическая значимость диссертационного исследования.
Первая глава «Компенсация морального вреда – мера реабилитации в российском уголовном процессе» включает два параграфа.
В первом параграфе рассматриваются понятие и сущность компенсации морального вреда как меры реабилитации потерпевшего в российском уголовном процессе.
Уголовно-процессуальное законодательство (в пункте 34 статьи 5 УПК РФ) порядок восстановления прав и свобод лица и возмещения причиненного ему вреда определяет понятием реабилитация. Термин «реабилитация» означает устранение последствий, восстановление прежней хорошей репутации и прежних прав. Мы рассматриваем понятие «реабилитация» и применительно к потерпевшему от преступления. Потерпевшему преступлением, согласно статьи 42 УПК РФ, причиняется вред имущественный, физический,
11

моральный, следовательно, реабилитация (устранение последствий) каждого вида вреда для потерпевшего есть, по нашему мнению, реабилитационная мера, осуществляемая органами предварительного расследования, прокурором и судом в уголовном судопроизводстве.
На наш взгляд, необходимо объединить общим понятием «потерпевший» лиц, потерпевших от преступления и подвергнутых незаконному и необоснованному уголовному преследованию, которым причинен физический, моральный, имущественный вред, коль скоро данное понимание содержится в статье 52 Конституции РФ. Назначением уголовного судопроизводства, согласно статьи 6 УПК РФ, является защита прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений, а также защита личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод. Таким образом, и уголовно-процессуальное законодательство объединяет данных лиц, определяя своим назначением их защиту. Кроме того, будет точно определено процессуальное положение лица, незаконно и необоснованно подвергнутого уголовному преследованию, как потерпевшего, а не как «имеющего право на восстановление нарушенных прав и законных интересов» (пункт 35 статьи 5 УПК РФ).
В данном параграфе останавливаемся на законодательной проблеме соотношения понятий «возмещение морального вреда» и «компенсация морального вреда». Также здесь рассматриваются вопросы определения понятия «моральный вред», формы компенсации морального вреда, как законодательно закрепленные, так и предлагаемые наукой и практикой.
Предлагается анализ мнений относительно изменения не только терминологии, но и формулировки определения «морального вреда». Представляется, что недостатки определения «морального вреда» являются причиной различных его интерпретаций и неоднозначных суждений. Единообразное понимание термина «моральный вред» в рамках уголовно-процессуального законодательства и гражданского законодательства представляет особое значение. Однако, если ограничиться только изменением названия того, что в настоящее время понимается в российском праве под физическими и нравственными страданиями, то для этого вряд ли будут приемлемы такие термины, как «неимущественный вред», или «психический вред», или «субъективные потери». Весьма сомнительно то, что замена устоявшегося понятия будет являться более удачной, поскольку понятие «моральный вред» в российском праве имеет достаточно длинную историю.
В статье 151 ГК РФ гражданину, которому причинен моральный вред, в качестве реабилитационной меры в целях нейтрализации нравственных и физических страданий предусматривается возможность денежной компенсации указанного вреда.
В параграфе рассматриваются вопросы полноценности компенсации морального вреда потерпевшему посредством некой денежной суммы.
В настоящее время извинение не рассматривается как возможная форма компенсации морального вреда. Обеспечение данной формы компенсации морального вреда на практике государственным принуждением, думаем, будет
12

способствовать возврату нематериальных форм заглаживания морального вреда. Не существует отлаженного механизма по оказанию психологической помощи потерпевшим от преступлений, вместе с тем, развитие системы мер по психологической реабилитации потерпевшего, как формы компенсации морального вреда будет также способствовать эффективному восстановлению стабильного психологического состояния потерпевшего.
Во втором параграфе рассматриваются гарантии обеспечения потерпевшему компенсации морального вреда.
Подробно исследуются причины неисполнения судебного решения в части взыскания с виновного денежной компенсации морального вреда.
Во-первых, отмечаются недостатки работы органов предварительного расследования, суда, которые, к примеру, не всегда, когда это необходимо, используют предоставленное им право наложения ареста на имущество для обеспечения гражданского иска.
Во-вторых, причины связаны с деятельностью судебных приставов – исполнителей, допускающих нарушения законодательства практически на всех стадиях исполнительного производства.
В-третьих, не существует должной уголовно-правовой охраны интересов гражданского истца в связи с невыполнением денежных обязательств гражданским ответчиком.
В-четвертых, причина неисполнения судебных решений в части взыскания денежной суммы компенсации морального вреда потерпевшему кроется в реальной несостоятельности причинителя вреда.
Думается, что предоставление осужденному возможности осуществлять активную трудовую деятельность способствовало бы погашению долга перед потерпевшим, являясь, таким образом, обеспечением со стороны государства гарантии получения потерпевшим компенсации морального вреда. Кроме того, виновное лицо должно иметь возможность компенсировать моральный вред не только в денежном выражении, а по договоренности с потерпевшим и в ином соразмерном виде.
Пятая причина, и, на наш взгляд, самая главная, заключается в нежелании причинителя вреда возместить причиненный вред потерпевшему. Решение вопроса о компенсации морального вреда (и не только морального) жертве преступления, по нашему мнению, кроется именно в добровольном намерении причинителя вреда загладить вред, причиненный им. Необходимо заинтересовать причинителя вреда в скорейшем возмещении вреда, поскольку данное обстоятельство в отдельных случаях позволит последнему быть освобожденным от уголовной ответственности или же значительно смягчит назначаемое в отношении него наказание. Наличие в российском законодательстве норм, свидетельствующих о наличии института примирения (статьи 20, 25, 318 УПК РФ, статья 76 УК РФ), разумеется, служит важной предпосылкой формирования в России практики восстановительного правосудия, которое раскрывает перед преступником и жертвой возможность договориться, в том числе, и о компенсации морального вреда, то есть налицо очевидный способ восстановления нарушенных прав и свобод потерпевшего.
13

Права тех, кто пострадал от правонарушений, будут действительно защищаться, если вопрос защиты прав потерпевших будет одним из основных критериев оценки работы органов правопорядка. Но данный критерий будет работать в том случае, если будет принята новая парадигма назначения уголовного правосудия — на первый план при событии преступления выдвигается необходимость нейтрализации нанесенного морального, физического и имущественного вреда потерпевшему и вовлечения преступника в социально-реабилитационные программы, а не кара преступника со стороны государства.
Конституция РФ не только должна декларировать те или иные гарантии гражданам, но и реально обеспечивать их неукоснительное соблюдение и выполнение через проведение эффективных комплексных мероприятий.
Вторая глава «Процессуальный прядок компенсации морального вреда потерпевшему в ходе его реабилитации в российском уголовном процессе» включает в себя три параграфа.
В первом параграфе рассматриваются основания возникновения у потерпевшего права на компенсацию морального вреда.
Основания ответственности за причинение вреда являются одним из основных вопросов при разрешении гражданских исков о компенсации морального вреда в уголовном процессе.
Общие основания возникновения права на компенсацию морального вреда перечислены в статьях 151, 1099, 1100 Гражданского кодекса РФ. Компенсация морального вреда относится к обязательствам вследствие причинения вреда и регулируется общими положениями главы 59 ГК РФ. Для возникновения права потерпевшего на компенсацию морального вреда необходимо одновременно наличие четырех условий:

  1. наличие вреда;
  2. противоправное действие причинителя вреда;
  3. причинно – следственная связь между противоправными действиями и моральным вредом;
  4. вина причинителя вреда (за исключением случаев, когда ответственность возникает без вины).

Совокупность приведенных четырех условий образует юридический состав, который является основанием для компенсации морального вреда в российском уголовном процессе.

Следствием противоправного деяния является причинение потерпевшему вреда. В Уголовно-процессуальном кодексе РФ нет понятия вреда. В российском гражданском праве под вредом понимается всякое умаление охраняемого законом материального или нематериального блага.
Часть 1 статьи 42 УПК РФ определяет, что потерпевшему может быть причинен вред физический, имущественный и моральный. Моральный вред – это нравственные и физические страдания лица, в отношении которого совершено преступление (статья 151 ГК РФ).
Определение понятия морального вреда, данное в постановлении Пленума Верховного Суда РФ №10 «Некоторые вопросы применения
14

законодательства о компенсации морального вреда» от 20 декабря 1994 года (в редакции постановлений Пленума Верховного Суда РФ от 25 октября 1996 года №10, от 15 января 1998 года №1), содержит указание на объекты, защита которых может осуществляться путем компенсации морального вреда:

  1. нематериальные блага (жизнь и здоровье, достоинство личности, честь и доброе имя, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна и т.п.);
  2. личные неимущественные права (право свободного передвижения, выбора места жительства, право на имя, право авторства, иные неимущественные права в соответствии с законами об охране прав на результаты интеллектуальной деятельности).

Дискуссионным в науке и на практике является вопрос о возможности претерпевания морального вреда юридическим лицом и допустимости подобной компенсации. В то же время выдвигаются предложения о более широком применении института компенсации морального вреда. Так, Малеиной М.Н. выдвинута идея о необходимости обязательного предоставления законом «такого способа защиты, как компенсация морального вреда, в случае нарушения любых неимущественных прав юридического лица».
Наделяя то или иное физическое или юридическое лицо определенными правами, государство обеспечивает необходимую систему гарантий осуществления прав и их защиты. В соответствии с этими гарантиями каждый имеет право на восстановление нарушенных прав и защиту нематериальных благ, однако сегодня они требуют внимательного рассмотрения и доработок. На наш взгляд, нет оснований для категоричного утверждения того, что поскольку юридическое лицо – это искусственное образование, оно не может испытывать физических и нравственных страданий, а посему ему не может быть причинен моральный вред. Возможно, просто стоит задуматься о законодательной интерпретации понятия «моральный вред» применительно к юридическому лицу. В связи с этим, понятие «моральный вред, причиненный юридическому лицу» следует, на наш взгляд, перефразировать как «неимущественный вред, причиненный юридическому лицу».
В юридической литературе можно найти три принципиальных подхода к решению вопроса о компенсации неимущественных последствий правонарушения.
Первый заключался в полном отрицании возможности компенсировать неимущественный вред. Два других подхода предполагают компенсацию неимущественного вреда, но в разном объеме. Можно компенсировать моральный вред только в случаях, прямо предусмотренных законом, а можно – во всех случаях, если нравственные и физические страдания действительно претерпевались потерпевшим.
На наш взгляд, независимо от того, какое преступление совершено в отношении потерпевшего, в любом случае он должен иметь право на компенсацию причиненного ему морального вреда.
Раскрывается содержание понятия «моральный вред» с целью уяснения вопроса о том, что представляет собой страдание как психическое явление,
15

каковы его признаки и, следовательно, что может служить доказательством пережитых тем или иным лицом страданий, чтобы подтвердить право на компенсацию морального вреда.
Специалисты-психологи страдание рассматривают как одну из фундаментальных эмоций, сигнализирующую человеку о воздействии на него неблагоприятных факторов, а также как собственно процесс неприятных переживаний человеком (субъектом) воздействующих на него негативных факторов физического, социального (нравственного, морального) характера. В медицинской литературе существует термин «травма психическая», определяемая как «эмоциональное воздействие, вызвавшее психическое расстройство».
Основными проявлениями посттравматического стрессового расстройства являются нервно-психические расстройства: фиксированность на травмирующих событиях в виде навязчивых воспоминаний, бессонницы, апатии, суицидальных намерений и т.д. В широком плане — это проблемы переживаний человека в связи с интимно-личностными, межличностными и социальными конфликтами. Однако не всегда страдание имеет ярко выраженное внешнее проявление. Внешняя же форма их проявления в значительной мере зависит от особенностей жизни того или иного физического лица. Потому представить доказательства факта претерпевания лицом морального вреда не всегда возможно.
Очевидно, что сложность доказывания внутренних негативных изменений в психической сфере человека и сложившаяся судебная практика породили предложения ряда авторов о законодательном закреплении презумпции морального вреда.
Существует немало противников законодательной презумпции морального вреда, полагающих, что подобное законодательное закрепление противоречит одному из основных принципов уголовного процесса – принципу презумпции невиновности.
По нашему мнению, закрепление презумпции причинения морального
вреда по любой категории преступлений предоставит каждому равную
возможность обратиться с исковыми требованиями к причинителю вреда о
компенсации морального вреда. При этом размер компенсации морального
вреда, его соразмерность нравственным и физическим страданиям должны
будут доказываться предусмотренными законом способами, а
компенсационная сумма морального вреда будет определяться индивидуально для каждого потерпевшего.
Во втором параграфе рассматриваются вопросы признания права потерпевшего на компенсацию морального вреда.
Любое лицо, в отношении которого совершено преступление, испытывает нравственные и физические страдания, в силу чего имеет право на компенсацию морального вреда. Для защиты прав и законных интересов потерпевших, являющихся несовершеннолетними или по своему физическому или психическому состоянию лишенных возможности самостоятельно защищать свои права и законные интересы, к обязательному участию в
16

уголовном деле привлекаются их законные представители или представители (пункт 2 статьи 45 УПК РФ). В случае признания потерпевшим юридического лица, его права осуществляет представитель (часть 9 статьи 42 УПК РФ). По уголовным делам о преступлениях, последствием которых явилась смерть лица, права потерпевшего, предусмотренные статьей 42 УПК РФ, переходят к одному из его близких родственников, указанных в пункте 4 статьи 5 УПК РФ.
Рассматриваются случаи, когда у погибших от преступлений лиц близких родственников нет, но есть другие родственники, характер отношений с которыми также предполагает претерпевание ими моральных и физических страданий в связи со смертью близкого человека. Возможно и такое положение вещей, когда лицо признано по делу потерпевшим в силу того, что является близким родственником погибшего, однако с последним родственных отношений вообще не поддерживало.
Поднимаются вопросы вынесения решения о признании потерпевшим, должного порядка разъяснения прав потерпевшему. Права потерпевшего закреплены частью 2 статьи 42 УПК РФ, но в данном перечне не разъясняется право потерпевшего на подачу гражданского иска о компенсации морального вреда. Возникает закономерный вопрос, если о праве на подачу гражданского иска потерпевший не знает, в постановлении о признании потерпевшим данное право не указано, следовательно, не будет разъяснено, в случае возникших вопросов, откуда потерпевший узнает о данной законодательной возможности?
Часть 1 статьи 48 Конституции РФ закрепляет право каждого на получение квалифицированной юридической помощи. Однако в полной мере на потерпевших данное положение не распространяется: объем прав, предоставленных адвокату – представителю потерпевшего и адвокату-защитнику подозреваемого (обвиняемого) существенно различается; в отношении потерпевшего гарантий обязательного бесплатного оказания юридической помощи в УПК РФ не предусмотрено.
В настоящем параграфе освещаются вопросы сущности гражданского иска, порядка его предъявления. Особо обращается внимание на вопросы анализа формы и содержания искового заявления на предмет их соответствия требованиям статьям 131, 132 ГПК РФ. В случае нарушения требований ГПК РФ исковые заявления должны оставаться без движения с предоставлением возможности в установленный срок устранить имеющиеся недостатки. Здесь же проводится анализ практики вынесения постановления (определения) о признании лица гражданским истцом по уголовному делу и рассмотрение данного процессуального решения с точки зрения его мотивированности. Уделяется внимание вопросам привлечения физического или юридического лица в качестве гражданского ответчика и вынесения соответствующего решения об этом. Невынесение постановления о привлечении лица в качестве гражданского ответчика, неразъяснение такому лицу прав гражданского ответчика является грубейшим нарушением принципа равноправия сторон.
Статья 73 УПК РФ устанавливает, что одним из обстоятельств, подлежащих доказыванию по уголовному делу, является характер и размер вреда, причиненного преступлением. По нашему мнению, применительно к
17

Это интересно:  Где зарегистрироваться на госуслугах физическому лицу

моральному вреду правильнее говорить о необходимости доказывания такого обстоятельства, как характер и степень тяжести вреда. Размер морального вреда – это психологическая тяжесть нравственных и физических страданий, определяемых их степенью.
Психологи утверждают, что для определения характера и степени тяжести страданий индивида необходимо исследовать факторы:
— связанные с особенностями психологической травмы: сила действующего
травмирующего фактора; продолжительность действия и временной период,
прошедший с момента причинения страдания до рассмотрения дела в суде;
— связанные со свойствами личности индивида, которому причинена травма: его
психическими процессами и состояниями до травмы; качества,
способствующие тому, что индивиду причинены страдания; качества,
определяющие способность индивида пережить страдания (например,
эмоциональная устойчивость, психофизиологическая зрелость, развитость
психологических защит личности) или его повышенную чувствительность к
ним; качества, определяющие уровень притязаний и поведение индивида во
время рассмотрения дела;
— связанные со свойствами личности правонарушителя, его психическими
процессами и состояниями; качества, способствующие причинению моральных
страданий, осознанность или неосознанность поступка и его последствий.
Исследование указанных обстоятельств диктует необходимость применения специальных психологических познаний. Исследуются практические вопросы проведения судебно-психологической экспертизы. Здесь же рассматриваются вопросы использования в качестве способа доказывания заключений и показаний специалиста.
В третьем параграфе рассматривается порядок компенсации морального вреда потерпевшему в российском уголовном процессе.
Гражданский истец и гражданский ответчик как равноправные участники уголовного судопроизводства вправе участвовать в судебном разбирательстве в суде первой инстанции (часть 1 статьи 250 УПК РФ). Суд вправе рассмотреть гражданский иск в отсутствие гражданского истца, если:

  1. об этом ходатайствует гражданский истец (или его представитель);
  2. гражданский иск поддерживает прокурор;
  3. подсудимый полностью согласен с предъявленным иском.

По результатам судебного разбирательства суд выносит одно из следующих четырех решений по гражданскому иску.

  1. Суд вправе удовлетворить гражданский иск полностью или частично при вынесении обвинительного приговора. При этом он обязан разрешить вопросы, в чью пользу и в каком размере подлежит удовлетворению гражданский иск (пункт 10 части 1 статьи 299 УПК РФ). При постановлении обвинительного приговора суд не вправе предъявленный гражданский иск оставить без рассмотрения.
  2. При постановлении оправдательного приговора, вынесении постановления или определения о прекращении уголовного дела, по основаниям, предусмотренным пунктом 1 части 1 статьи 24 и пунктом 1 части 1

статьи 27 УПК РФ, суд отказывает в удовлетворении гражданского иска (часть 2 статьи 306 УПК РФ). При постановлении обвинительного приговора суд вправе отказать в удовлетворении гражданского иска, если будет установлено отсутствие вреда или не доказана причинная связь между действиями осужденного и наступившим вредом.

  1. При постановлении оправдательного приговора, при вынесении постановления или определения о прекращении уголовного дела по основаниям, предусмотренным пунктами 2-6 части 1 статьи 24, статьи 25, статьи 26, пунктами 3-8 части 1 статьи 27, статьи 28 УПК РФ, суд оставляет гражданский иск без рассмотрения. Как уже указывалось, суд вправе оставить гражданский иск без рассмотрения при неявке гражданского истца на судебное заседание (часть 3 статьи 250 УПК РФ). Оставление судом гражданского иска без рассмотрения не препятствует последующему его предъявлению и рассмотрению в порядке гражданского судопроизводства.
  2. Суд может признать за гражданским истцом право на удовлетворение гражданского иска и передать вопрос о размере его компенсации для рассмотрения в порядке гражданского судопроизводства, при необходимости произвести дополнительные расчеты, связанные с гражданским иском, требующие отложения судебного разбирательства (часть 2 статьи 309 УПК РФ).

по уголовному делу является институтом уголовного процесса и разрешать его необходимо одновременно с другими вопросами по уголовному делу. На наш взгляд, нормы, разрешающие гражданский иск, не должны применяться по аналогии с нормами ГПК РФ. Разрешение гражданских исков в уголовном процессе на основе гражданско-процессуальных норм в той части, в какой они не противоречат нормам уголовного процесса или же при условии, что нормы ГПК РФ дополняют и не противоречат УПК РФ, представляется также недопустимым. Такие нормы должны содержаться в полном объеме в Уголовно – процессуальном кодексе РФ. Необходимость разрешения гражданского иска в рамках уголовного дела очевидна, поскольку он является способом удовлетворения интересов потерпевшего и обеспечивает наиболее быстрое восстановление нарушенных прав. Это необходимо и для назначения справедливого наказания.
В статьях 151, 1101 ГК РФ обозначен перечень критериев, которые необходимо учитывать при вынесении судом решения по делу в части гражданского иска о компенсации морального вреда: степень вины нарушителя; степень нравственных и физических страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причинен вред; иные заслуживающие внимания обстоятельства; характер причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий ( с учетом фактических обстоятельств, при которых был причинен моральный вред, и индивидуальных особенностей потерпевшего); требования разумности и справедливости.
Для возникновения обязательства по компенсации морального вреда форма вины существенного значения не имеет, для возложения обязанности компенсировать моральный вред достаточно уже того, что деяние являлось виновным. Однако для определения размера компенсационной суммы именно форма вины имеет значение. При умышленном причинении морального вреда размер компенсационной суммы должен быть выше, чем при неосторожном. По нашему мнению, необходимо заменить формулировку критерия, закрепленного статьей 151 ГК РФ, «степень вины» на «форму вины».
Высказана позиция о необходимости и возможности учета такого критерия, как степень вины потерпевшего, указанного в статье 1083 ГК РФ, поскольку данный критерий является общим для всех видов вреда, то может быть применен и при оценке морального вреда.
Можно ли ставить в прямую зависимость нематериальные блага (честь, достоинство, неприкосновенность) и личные неимущественные права человека и его благосостояние? В литературе существует мнение, что состоятельному человеку для того, чтобы испытать положительные эмоции, соразмерные причиненному моральному вреду, необходима гораздо большая сумма денег, чем человеку малообеспеченному. Однако уголовно-процессуальный закон не дает критериев определения имущественного положения лица виновного или потерпевшего. Компенсация морального вреда есть реабилитационная (восстановительная) мера. Размер компенсационной суммы определяется характером и степенью причиненных нравственных и физических страданий потерпевшего. Получение достойной, по мнению потерпевшего, суммы
20

компенсации морального вреда есть возможность испытать положительные эмоции, соразмерные нравственным и физическим страданиям, претерпеваемым им в результате совершенного в отношении него преступления. Будет ли являться полноценной компенсационной мерой определение размера суммы компенсации морального вреда с учетом материальных возможностей причинителя вреда? В случае отсутствия должной денежной суммы у причинителя последний не сможет компенсировать взыскиваемую сумму в нужном объеме. В таком случае государство, гарантируя обеспечение потерпевшему компенсации причиненного ущерба в статье 52 Конституции РФ, должно принимать соответствующие меры.
На наш взгляд, указанные проблемы правоприменения в немалой степени обусловлены оценочным характером понятий разумности и справедливости, отсутствием в законе каких- либо критериев их определения. Данное обстоятельство и приводит к тому, что вместо обоснования конкретными факторами определяемой судом компенсационной суммы суд ссылается на оценочные законодательные формулировки без их конкретизации. В связи с чем становится непонятным и не всегда принятым судебный вывод, почему и с учетом чего все-таки судом взыскана та или иная сумма, а не меньше или больше.
Рассматриваются предложенные В.Я. Понариным, А.М. Эрделевским, С.В. Марченко методики определения размера денежной компенсации морального вреда в целях вынесения справедливого и разумного судебного решения в части разрешения гражданского иска о компенсации морального вреда.
Вопрос определения размера компенсации морального вреда остается одним из наиболее сложных и дискуссионных как в теории, так и на практике. Определение размера компенсационной суммы морального вреда потерпевшему полностью зависит от усмотрения суда. В статье 17 УПК РФ закреплено положение о свободе оценки доказательств: «Судья оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на совокупности имеющихся в уголовном деле доказательств, руководствуясь при этом законом и совестью».
Представляется, что необходимо законодательно закрепить более детальный и формально определенный перечень критериев. При этом, конечно же, размер компенсационной суммы должен быть разным от причинения морального вреда потерпевшему вследствие совершения в отношении него преступлений небольшой тяжести и особо тяжких преступлений. Отсюда, характер и тяжесть совершенного в отношении потерпевшего преступления должны быть обязательно положены в основу принимаемого решения при определении компенсационной суммы. Необходимо учитывать длительность психотравмирующей ситуации, а также психофизические особенности потерпевшего, его социальное положение, постстрессовые изменения в психофизическом состоянии и социальном положении потерпевшего. Подобный подход должен исключить из судебной практики случаи
21

немотивированных решений, когда размер компенсационной суммы потерпевшему определяется в незначительных пределах.
Как показывает практика, сложность в разрешении гражданского иска при постановлении обвинительного приговора вызывают случаи, когда вред причинен несколькими обвиняемыми либо нескольким потерпевшим. Процессуальное соучастие на стороне гражданских истцов не должно порождать значительных трудностей при постановлении приговора в части компенсации морального вреда: для вынесения законного и обоснованного приговора нужно достаточно объективно определить размер причиненного каждому истцу морального вреда и назначить соответствующую компенсацию.
В заключении диссертации формулируются выводы и предложения по результатам проведенного исследования.
22

Основные положения диссертации нашли свое отражение в следующих опубликованных работах:

  1. Владимирова В.В. Гражданский иск в российском уголовном процессе // Новые подходы в гуманитарных исследованиях: право, философия, история, лингвистика (Межвузовский сборник научных трудов). – Вып. IV.- Саранск: Ковылк. тип., 2003. – С. 87 — 92.
  2. Владимирова В.В. Имеет ли право на компенсацию морального вреда юридическое лицо? // Гуманизация системы наказаний. Теоретические и практические вопросы помилования: Сб. статей / Сост. Е.В. Бурдина, А.И. Лушин, И.В. Осипов; Ред. Р.Н. Бусарова. – Саранск: Тип. «Рузаевский печатник», 2004. — С. 142 -148.
  3. Владимирова В.В. Компенсация морального вреда – мера реабилитации потерпевшего в российском уголовном процессе: Учебное пособие. – Саранск: Мордов. кн. изд-во, 2004. — 24 с.

Бумага офсетная. Формат 60х84 1/16. Гарнитура Таймс.
Печать способом ризографии. Усл. печ. л. 1,3. Уч.- изд. л. 2,0.
Тираж 150 экз. Заказ № 093.
Отпечатано с оригинал-макета заказчика
в копи-центре «Референт». ИП Тимошкина Л.В.
430000, г. Саранск, ул. Полежаева, 49.

Компенсация морального вреда в гражданском законодательстве Российской Федерации текст автореферата и тема диссертации по праву и юриспруденции 12.00.03 ВАК РФ

СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ

Глава 1 Становление и развитие института компенсации морального вреда в России.

1.1. История возникновения института компенсации морального вреда в законодательстве России.

1.2. Современное состояние института компенсации морального вреда в российском законодательстве.

Глава 2 Общие условия гражданско-правовой ответственности за причинение морального вреда.

2.1. Понятие морального вреда.

2.2. Противоправное поведение причинителя вреда.

2.3. Причинная связь между противоправным поведением и моральным вредом.

2.4. Вина причинителя вреда.

Глава 3 Совершенствование института компенсации морального вреда в российском праве.

3.1. Методика оценки размера компенсации морального вреда.

3.2. Особенности компенсации морального вреда при нарушении отдельных видов прав личности.

ВВЕДЕНИЕ ДИССЕРТАЦИИ

Актуальность темы исследования. Многообразен круг социальных взаимоотношений современного человека, следовательно, высока вероятность претерпевания им многочисленных «обид» на своем жизненном пути. Незаконное привлечение к уголовной ответственности, незаконное увольнение работника, врачебная ошибка, приведшая к потере трудоспособности, распространение сведений, порочащих честь, достоинство и деловую репутацию, туристическая поездка, не состоявшаяся в результате незаконного отказа чиновника в выдаче заграничного паспорта, — эти и многие другие правонарушения, совершенные в отношении потерпевшего, способны нарушить его психическое равновесие, нанести неизгладимый урон гармоничному развитию личности и повлиять на стабильное функционирование всего общества в целом.

Идея, определяющая свободное развитие личности, прошла через всю историю развития человечества. На протяжении веков она обогащалась многими правами и свободами. Но лишь в XX веке права и свободы человека и гражданина окончательно вышли на мировой уровень и были закреплены в соответствующих документах. Всеобщая Декларация прав человека, принятая Генеральной Ассамблеей ООН 10 декабря 1948 года, объявила всех людей свободными и равными в своем достоинстве и правах. Нормы названной Декларации сыграли огромную роль в качестве ориентира для разработки государствами положений законов, относящихся к правам человека.

Последующий период отмечен принятием Генеральной Ассамблеей ООН 16 декабря 1966 года Пакта об экономических, социальных и культурных правах и Пакта о гражданских и политических правах. Признаваемые Пактами права включают: право на труд в условиях, отвечающих требованиям безопасности и гигиены, право на жизнь и здоровье, право на неприкосновенность жилища и тайну корреспонденции, право на свободу мысли и религии, право на свободу передвижения и свободу выбора места жительства и т.д.

Первым официальным документом в области прав человека в Российской Федерации стала Декларация прав и свобод человека и гражданина, принятая 22 ноября 1991 года, которая провозгласила, что права и свободы человека, а также его честь и достоинство являются наивысшей ценностью общества и государства.

Вторым важнейшим национальным документом в области прав человека является Конституция Российской Федерации, принятая 12 декабря 1993 г. В соответствии с 4.1 ст. 17 Конституции РФ в Российской Федерации признаются и гарантируются права и свободы человека и гражданина согласно общепризнанным принципам и нормам международного права.

Формирование правового государства, для которого человек является главной социальной ценностью, предполагает наличие высокого уровня защищенности прав и свобод человека, верховенство общечеловеческих ценностей. Основной задачей такого государства должно быть обеспечение наиболее справедливого, быстрого и эффективного восстановления нарушенного права и возмещения причиненного вреда.

Одним из видов вреда, который может быть причинен человеку, является «моральный вред», т.е. физические или нравственные страдания, вызванные различными неправомерными действиями причинителя вреда.

Возникнув в российском гражданском праве отчасти как институт обычного права, частично под влиянием норм зарубежного законодательства (прежде всего, континентальной правовой системы), институт компенсации морального вреда прочно вошел в арсенал цивилистической доктрины, найдя свое закрепление во многих отечественных кодифицированных актах.

Несмотря на значительный срок существования, институт компенсации морального вреда не получил своего должного освещения в рамках юридической литературы. Имеющиеся в этом направлении научные разработки носят частный, далеко не полный характер. В них внимание уделяется только отдельным аспектам проблемы, чем искусственно сужается объект научного исследования. Так, в 1998 году была защищена кандидатская диссертация Е.А. Михно

Компенсация морального вреда во внедоговорных обязательствах», в которой автор преимущественно раскрывает содержание одного из элементов морального вреда — «нравственных страданий», оставляя в стороне проблемы по определению критериев оценки и разработке методики их учета. Далее в 2000 году была защищена докторская диссертация A.M. Эрделевского «Проблемы компенсации за причинение страданий в российском и зарубежном праве». Внимание автора было сосредоточено на глубоком освещении исторического развития мирового и российского законодательного регулирования института компенсации морального вреда, однако базовое понятие «моральный вред» в данной работе так и не было конкретизировано.

Недостаточная научная разработка указанных вопросов, неясность и противоречивость отдельных положений действующего законодательства порождают определенные трудности при компенсации морального вреда.

Коренные преобразования, проводимые в современной России, настоятельно требуют нового нормативного оформления этих отношений. Данное требование предполагает не только расширение сферы гражданско-правового регулирования, но и адекватный пересмотр существующего арсенала приемов и способов определения размера компенсации морального вреда, накопленных цивилистической доктриной. В этой связи становится особенно важным детальный теоретический анализ института компенсации морального вреда, определение его роли и места в системе гражданского права России.

Теоретическую основу исследования образуют труды дореволюционных российских цивилистов — Е.В. Васьковского, A.M. Гуляева, П.Н. Гуссаков-ского, В.Л. Исайченко, К.Д. Каверина, Д.И. Мейера, C.B. Пахмана, И.А. Покровского, И.Н. Трепицына, Г.Ф. Шершеневича; представителей российской науки гражданского права — С.С. Алексеева, М.Н. Брагинского, А.М. Беляковой, В.В. Бойцовой, JI.B. Бойцовой, С.Н. Братуся, Е.В. Богданова, В.В Витрянского, К.И. Голубева, В.В. Глянцева, С.Е. Донцова, В.М. Жуйкова, Б.Д. Завидова, О.С. Иоффе, O.A. Красавчикова, Ю.Х. Калмыкова, JI.A. Лунца, Н.С. Малеина, М.Н. Малеиной, Е.А. Михно, C.B. Нарижного, В.Я. Понарина, Л.А. Прокудиной,

A.M. Рабец, А.П. Сергеева, Е.А. Суханова, A.A. Собчака, В.Т. Смирнова, B.C. Толстого, В.А. Тархова, Ю.К. Толстого, С.В Тычинина, М.Я. Шиминовой, A.B. Шичанина, A.M. Эрделевского, К.Б. Ярошенко и многих других; зарубежных авторов — В. Ансона, В. Бэртона, Е. Годэмэ, Э. МакКендрика, Ж. Морандьера, О. Ландо, Г. Ласка, К. Цвайгерта, Е. Шнайдера.

Несмотря на то, что ряд теоретических положений института компенсации морального вреда уже подвергнут научному анализу, многие положения, касающиеся понятия «морального вреда», оценки размера компенсации за претерпевание морального вреда и многие другие, продолжают оставаться дискуссионными как в теоретическом, так и в практическом плане.

Анализ судебной практики последних лет свидетельствует о постоянном увеличении числа гражданских дел, связанных с рассмотрением споров о возмещении морального вреда. Все это не могло не побудить законодателя принять ряд законов, в которых содержится много новых положений, касающихся возмещения морального вреда. Достоинством принятых нормативных актов является то, что они значительно расширили сферу применения института компенсации морального вреда. Так, предусмотрена ответственность .государства и муниципальных образований за вред, причиненный их органами и должностными лицами, введена ответственность продавцов, изготовителей и исполнителей работ за вред, причиненный недостатками товаров, работ и услуг.

Но несмотря на значительный шаг вперед, современное состояние института компенсации морального вреда оставляет желать лучшего. Отсутствие четкой правовой терминологии породило массу споров и противоречий в российской правоприменительной практике. По-прежнему остается открытым вопрос, касающийся определения условий наступления гражданско-правовой ответственности за причинение морального вреда, определения критериев оценки и методики их учета. Существующая судебная практика по делам, связанным с возмещением морального вреда, зачастую отличается крайней противоречивостью выносимых решений в части размера возмещения. Это предопределяется отсутствием единой, хотя бы ориентировочной методики расчета, что приводит к присуждению совершенно различных сумм при сходных обстоятельствах дела. В такой ситуации необходимо концептуальное решение сложившихся проблем.

Потребность в адекватной современным требованиям системе правовых норм, регулирующих возмещение морального вреда, предопределила выбор темы диссертационного исследования, постановку целей и задач, содержание работы.

Целью исследования является изучение и анализ проблем, связанных с компенсацией морального вреда в Российской Федерации; определение правового положения данного института в системе российского гражданского права; разработка практических рекомендаций по совершенствованию закрепленных законодательно критериев оценки размера компенсации морального вреда и методики их учета.

Указанная цель обусловила определение следующих задач диссертационного исследования: рассмотреть поступательное развитие правовых концепций о компенсации морального вреда, начиная с первых упоминаний о нем в текстах древнерусских правовых памятников, далее в законодательстве и доктрине европейских государств и в русском дореволюционном праве; проанализировать систему гражданского законодательства о компенсации морального вреда; переосмыслить понятие «моральный вред»; определить условия наступления гражданско-правовой ответственности за причинение морального вреда; изучить особенности компенсации морального вреда при нарушениях отдельных видов прав; внести предложения по совершенствованию правовой терминологии института компенсации морального вреда в РФ, законодательно закрепленных критериев и методики оценки размера компенсации морального вреда; внести рекомендации по определению размера компенсации за причиненный моральный вред.

Объектом диссертационного исследования является комплекс проблем, связанных с компенсацией морального вреда.

Предметом исследования являются нормы гражданского права, закрепленные в соответствующих нормативно-правовых актах, согласно которым осуществляется правовое регулирование отношений по возмещению морального вреда между должником и кредитором.

Методологическую основу исследования составляют концептуальные положения диалектической теории познания, а также основанные на ней общенаучные и частнонаучные методы исследования — логический, историко-догматический, сравнительно-правовой, системно-аналитический, формально-юридический и математический.

Нормативную основу исследования составили положения Конституции Российской Федерации, Гражданского кодекса Российской Федерации (далее ГК РФ), действующих федеральных законов и иных нормативных актов, постановлений Пленумов Верховного Суда РФ; дореволюционное законодательство России; данные Госкомстата России, а также результаты личных наблюдений автора.

Научная новизна диссертации заключается в том, что настоящая работа является одной из попыток комплексного теоретико-правового исследования проблем компенсации морального вреда, опирающегося на новейшее российское гражданское законодательство. В диссертации поставлено и предложено решение ряда вопросов, не нашедших должного освещения в юридической литературе.

Новый подход проявлен в том, что впервые было исследовано и переосмыслено понятие «моральный вред», определены условия гражданско-правовой ответственности за причинение данного вида вреда и внесены рекомендации по определению размера его возмещения.

В результате проведенного исследования обоснован и сформулирован ряд положений и выводов, выносимых на защиту:

1. Институт компенсации морального вреда является институтом гражданского права Российской Федерации, так как согласно п.2. ст.2 ГК РФ неотчуждаемые права и свободы человека и другие нематериальные блага защищаются гражданским законодательством.

2. Переосмысливается содержание понятия «моральный вред» и предлагается его замена на понятие «психический вред». Под «психическим вредом» следует понимать негативные изменения психической деятельности психически здорового человека в результате осознания им приходящей извне информации об неправомерном умалении его материальных и нематериальных благ.

3. Юридическое лицо не должно обладать правом на компенсацию морального вреда, поскольку не может претерпевать психический вред.

4. Размер компенсации морального вреда определяется совокупным применением ст. ст. 151, 1101 ГК РФ. Такое положение является неудачным в силу того, что для определения размера компенсации за претерпевание морального вреда приходится руководствоваться критериями, предусмотренными различными нормами. Более правильным было бы существование одной «специальной статьи», предусматривающей весь необходимый для определения размера компенсации морального вреда «перечень» критериев. Ею может являться ст. 1101 ГК РФ, «определяющая способ и размер компенсации морального вреда» после внесения в нее соответствующих изменений и дополнений, в результате которых положения, предусмотренные п. 2 ст. 151 ГК РФ, будут считаться избыточными.

5. Обосновывается зависимость степени физических и нравственных страданий от вида блага, которому причинен вред, и остроты и продолжительности страданий.

6. При определении степени нравственных и физических страданий законодатель предписывает учитывать индивидуальные особенности потерпевшего. Для единообразного толкования индивидуальных особенностей потерпевшего целесообразно использовать обстоятельства, присущие всем физическим лицам, исключая их персонификацию. В качестве таких обстоятельств следует учитывать пол, возраст потерпевшего и продолжительность периода, в течение которого потерпевший до своей смерти переносил психические страдания.

7. Определение коэффициента учета имущественного положения причи-нителя морального вреда целесообразно связать с учетом дифференциации населения в зависимости от денежных доходов на душу населения.

8. Предлагается методика для эффективного учета критериев оценки размера причиненного морального вреда.

Теоретическая значимость настоящей работы состоит в том, что сформулированные в ней теоретические положения и выводы развивают и дополняют целый ряд правовых институтов гражданского права. Диссертационное исследование расширяет научное представление об институте компенсации морального вреда и позволяет четко определить его роль в гражданском законодательстве России.

Практическая значимость работы заключается в том, что реализация результатов исследования позволяет:

— выработать единый подход правоприменительных органов к определению денежного размера возмещения за причиненный моральный вред;

— формировать информацию, которая будет служить средством связи между должником и кредитором при добровольном возмещении морального вреда;

— установить ориентиры и пределы определения размера компенсации морального вреда;

— внести изменения в законодательные акты, регулирующие возмещение морального вреда, и использовать их не только на практике, но и в учебном процессе вузов;

Апробация результатов научного исследования. Диссертация была выполнена и обсуждена на кафедре гражданского права и процесса Белгородского университета потребительской кооперации. Основные положения диссертации нашли отражение в научных публикациях автора; в докладах на научно-практических конференциях, использовались в учебном процессе.

Структура, объем и содержание работы определены целями и задачами исследования. Работа состоит из введения, трех глав, содержащих восемь параграфов, заключения и списка используемых источников и литературы.

ВЫВОД ДИССЕРТАЦИИ

Став на путь кардинального реформирования общества и следуя практике высокоразвитых стран и народов, Россия провозгласила права человека и их защиту в качестве универсального средства развития и процветания мира и справедливости.

Одним из основных способов защиты неимущественных благ как в России, так и во многих странах мира является институт компенсации морального вреда. В России первые его элементы можно обнаружить уже в X в., на заре становления российской государственности.

Следует отметить, что до начала 90-х годов понятие «моральный вред» так и не было легализовано в российском гражданском праве. Впервые возможность материальной компенсации морального вреда как одного из способов защиты гражданских прав была закреплена в ст. 39 Закона СССР «О печати и других средствах массовой информации» от 12 июня 1990 г. Начало современного этапа развития института компенсации морального вреда связано с принятием Основ гражданского законодательства Союза ССР и республик от 31 мая 1991 г., которые в ст. 131 раскрыли содержание понятия «моральный вред», определив его как «физические или нравственные страдания». Далее с момента введения с 1 января 1995 года в действие части первой Гражданского кодекса России институт компенсации морального вреда стал одной из ведущих форм защиты неимущественных прав и других нематериальных благ личности. Согласно ст. 151 данного кодекса, гражданин имеет право на компенсацию морального вреда в случае посягательства на его неимущественные права и другие нематериальные блага. При нарушении же имущественных прав личности такая компенсация возможна только в случаях, прямо предусмотренных в законе.

Но несмотря на значительный шаг вперед, современное состояние института возмещения морального вреда оставляет желать лучшего. На наш взгляд, это обусловлено следующими факторами:

— Отсутствием четкой правовой терминологии, отражающей специфику данного института.

— Разбросанностью законодательных актов о компенсации морального вреда по различным источникам и отраслям.

— Отсутствием точно сформулированных критериев оценки размера компенсации за претерпевание морального вреда.

Результаты проделанной работы позволяют выработать несколько конкретных предложений, связанных с совершенствованием института компенсации морального вреда в российском гражданском праве:

— В соответствующих статьях ГК РФ термин «моральный вред» подлежит замене термином «психический вред» по всему тексту Гражданского кодекса Российской Федерации.

— Под «психическим вредом» следует понимать негативные изменения психической деятельности человека.

— Понятие «компенсация» подлежит замене на понятие «возмещение» по всему тексту ГК РФ.

— Юридическое лицо не должно обладать правом на предъявление гражданского иска о компенсации морального вреда, поскольку не может претерпевать психический вред.

— Размер компенсации морального вреда определяется совокупным применением ст. 151, 1101 ГК РФ. Такое положение является неудачным в силу того, что для определения размера компенсации за претерпевание морального вреда нецелесообразно руководствоваться критериями, предусмотренными различными нормами (ч.2 ст. 151, п. 2 ст. 1101 ГК РФ). Более правильным было бы существование одной «специальной нормы», предусматривающей весь необходимый для определения размера компенсации морального вреда «перечень» критериев. Такой нормой может являться ст. 1101 ГК РФ, «определяющая способ и размер компенсации морального вреда» после внесения в нее соответствующих изменений и дополнений, в результате которых положения предусмотренные п. 2 ст. 151 ГК РФ, будут считаться избыточными.

— При определении степени психических страданий законодатель предписывает учитывать индивидуальные особенности потерпевшего. Для единообразного толкования индивидуальных особенностей потерпевшего, на наш взгляд, целесообразно использовать обстоятельства, присущие всем физическим лицам, исключая их персонификацию. В качестве таких обстоятельств следует учитывать пол, возраст потерпевшего и продолжительность периода, в течение которого потерпевший до своей смерти переносил психические страдания.

— Определение коэффициента учета имущественного положения причи-нителя вреда целесообразно связать с учетом дифференциации населения в зависимости от денежных доходов на душу населения.

В соответствии с этим в действующий ГК РФ целесообразно внести ряд изменений, позволяющих в большей мере отразить сущность института возмещения морального вреда:

1. В статье 12 ГК РФ « Способы защиты гражданских прав » слова « компенсации морального вреда » следует заменить словами « возмещение психического вреда ».

2. Статью 151 ГК РФ изложить в следующей редакции:

Статья 151. Возмещение морального вреда.

Если гражданину причинен психический вред (неблагоприятные изменения психики психически здорового человека) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежного возмещения указанного вреда.

3. В п.5 ст. 152 ГК РФ после слов « возмещение убытков и » ввести словосочетание « возмещение психического вреда ».

4. Пункт 7 ст. 152 ГК РФ изложить в следующей редакции: « Правила настоящей статьи о защите деловой репутации гражданина применяются, за исключением возмещения психического вреда, и к защите деловой репутации юридического лица ».

5. Статью 1099 ГК РФ изложить в следующей редакции:

Статья 1099. Общие положения

4. Основания и размер возмещения за причиненный психический вред определяются правилами, предусмотренными настоящей главой и статьей 151 настоящего Кодекса.

5. Психический вред, причиненный действиями (бездействием), нарушающими имущественные права гражданина, подлежат возмещению в случаях, предусмотренных законом.

6. Возмещение психического вреда осуществляется независимо от подлежащих возмещению иных видов вреда.

7. Статью 1100 ГК РФ изложить в следующей редакции:

Статья ИОО.Основания возмещения психического вреда.

Возмещение психического вреда осуществляется независимо от вины при-чинителя вреда в случаях, когда: вред причинен жизни или здоровью гражданина источником повышенной опасности; вред причинен гражданину в результате его незаконного осуждения, незаконного привлечения к уголовной ответственности, незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде, незаконного наложения административного взыскания в виде ареста или исправительных работ; вред причинен распространением сведений, порочащих честь, достоинство и деловую репутацию; в иных случаях, предусмотренных законом.

7. Статью 1101 ГК РФ изложить в следующей редакции: Статья 1101. Способ и размер возмещения за причиненный психический вред.

1. Возмещение психического вреда осуществляется в денежной форме, если иное не предусмотрено соглашением сторон.

2. Размер возмещения психического вреда определяется судом в зависимости от степени психических страданий, связанных с индивидуальными особенностями потерпевшего, степени вины причинителя вреда, а также с учетом фактических обстоятельств, при которых был причинен психический вред.

Высказанные предложения не являются исчерпывающими и представляют собой попытку содействовать созданию в сфере гражданского судопроизводства эффективно действующих механизмов возмещения психического вреда.

БИБЛИОГРАФИЯ ДИССЕРТАЦИИ

1. Нормативно-правовые акты

2. Конституция Российской Федерации // Российская газета. 1993. — 25 декабря.

3. Гражданский кодекс Российской Федерации. (ЧАСТЬ ПЕРВАЯ) // Собрание законодательства Российской Федерации. 1994. — №32. — Ст. 3301.

4. Гражданский кодекс Российской Федерации. (ЧАСТЬ ВТОРАЯ) // Собрание законодательства Российской Федерации. 1996. — №5. — Ст. 410.

5. Гражданский кодекс Российской Федерации. (ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ) // Собрание законодательства Российской Федерации. 2001. — №49. — Ст. 4552.

6. Гражданско-процессуальный кодекс Российской Федерации // Российская газета. 2002. — 20 ноября.

7. Жилищный кодекс РСФСР // Ведомости Верховного Совета РСФСР. — 1983.-№26.-Ст. 883.

8. Семейный кодекс Российской Федерации // Собрание законодательства Российской Федерации.- 1996. №1. — Ст. 16.

9. Трудовой кодекс Российской Федерации // Российская газета. 2001. — 31 декабря.

10. Уголовный кодекс Российской Федерации // Собрание законодательства Российской Федерации.- 1996. №25. — Ст. 2954.

11. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации // Российская газета. 2001. — 22 декабря.

12. Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР // Ведомости Верховного Совета РСФСР. 1960. — №40. — Ст. 592.

13. Федеральный Закон РФ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» от 31 мая 2002 г. // Российская газета. 2002. — 5 июня.

14. Федеральный Закон РФ «О почтовой связи» от 17 июля 1999 г. // Собрание законодательства Российской Федерации.- 1999. №29. — Ст 3697.

15. Федеральный Закон РФ «О свободе совести и о религиозных объединениях» от 26 сентября 1997 г. // Собрание законодательства Российской Федерации.- 1997. №39. — Ст 4465.

16. Федеральный Закон РФ «О прокуратуре Российской Федерации» от 17 ноября 1995 г. // Собрание законодательства РФ. 1995. — №47. — Ст. 4472.

17. Федеральный Закон РФ «Об использовании атомной энергии» от 20 октября 1995 г. // Собрание законодательства РФ. 1995. — №48. — Ст. 4552.

18. Федеральный Закон РФ «Об органах федеральной службы безопасности в Российской Федерации» от 3 апреля 1995г. // Собрание законодательства Российской Федерации. 1995. — №15. — Ст 1269.

19. Федеральный закон РФ «О связи» от 16 февраля 1995 г. // Собрание законодательства Российской Федерации. 1995. — №8. — Ст 600.

20. Федеральный Закон РФ «О федеральных органах налоговой полиции» от 24 июня 1993 г. // Ведомости Совета народных депутатов РФ и Верховного Совета РФ. 1993. — №29. — Ст.1114.

21. Федеральный Закон РФ «О статусе военнослужащих» от 22 января 1993 г. // Ведомости Съезда народных депутатов РФ и Верховного Совета РФ. -1993.-№6. -Ст. 188.

22. Федеральный Закон РФ «О трансплантации органов и (или) тканей человека» от 22 декабря 1992 г. // Ведомости Съезда народных депутатов РФ и Верховного Совета РФ. 1993. — №2. — Ст. 62.

23. Федеральный Закон РФ «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании» от 2 июля 1992 г. // Ведомости Совета народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации. -1992.-№33.-Ст. 1913.

24. Федеральный Закон РФ «О недрах» (с последующими изменениями и дополнениями) от 21 февраля 1992 г. // Собрание законодательства РФ. 1995. -№10.-Ст. 823.

25. Федеральный Закон РФ «О защите прав потребителей» от 7 февраля 1992 г. // Ведомости Съезда народных депутатов РФ и Верховного Совета РФ. -1992. -№15. -Ст. 766.

26. Федеральный Закон РФ «О средствах массовой информации» от 27 декабря 1991 г. // Ведомости Съезда народных депутатов РФ и Верховного Совета РФ. 1992.-№7.-Ст. 300.

27. Федеральный Закон РФ «Об охране окружающей природной среды» от 19 декабря 1991 г. // Ведомости Съезда народных депутатов РФ и Верховного Совета РФ. 1992. — №10. — Ст. 457.

28. Закон РСФСР «О реабилитации жертв политических репрессий» (с последующими изменениями и дополнениями) от 18 октября 1991 г. // Ведомости Съезда народных депутатов РФ и Верховного Совета РФ. 1991. №44. — Ст. 1428.

29. Федеральный закон РФ «О медицинском страховании граждан в Российской Федерации» от 28 июня 1991 г. // Ведомости Совета народных депутатов и Верховного Совета РСФСР. 1991. — № 27. — Ст. 920.

30. Закон РСФСР «О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС» от 15 мая 1991 г. // Ведомости Съезда народных депутатов РФ и Верховного Совета РФ. 1991. -№21.-Ст. 699.

31. Закон РСФСР «О милиции» от 18 апреля 1991 г. // Ведомости Съезда народных депутатов РФ и Верховного Совета РФ. 1991. — №16. — Ст. 503.

32. Закон РСФСР «О государственной налоговой службе РСФСР» от 21 марта 1991 г // Ведомости Совета народных депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР. -1991. №15. — Ст.492.

33. Федеральный закон РФ «О банках и банковской деятельности» от 2 декабря 1990 г. // Собрание законодательства Российской Федерации. 1996. №6. — Ст. 492.

34. Постановление Правительства РФ №1099 «Об утверждении правил предоставления коммунальных услуг и правил предоставления услуг по вывозутвердых и жидких бытовых отходов» от 26 сентября 1994 г. // Собрание законодательства РФ. 1994. — №26. — Ст. 2795.

35. Постановление Правительства РФ №669 «Об утверждении правил предоставления гостиничных услуг в Российской Федерации» от 15 июня 1994 г. // Собрание законодательства РФ. 1994. — №8. — Ст. 871.

36. Положение «О Федеральном казначействе Российской Федерации» от 27 августа 1993 года// Собрание актов Президента и Правительства Российской Федерации. 1993. — №35. — Ст. 3320.

37. Положение « О порядке возмещения ущерба, причиненного гражданину незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда» от 18 мая 1981 года // Ведомости Верховного Совета СССР. 1981. — №21. — Ст.741.

38. Материалы судебной практики

41. Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 6 марта 1996 года по делу по иску Кожкова // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 1996. — №10. — С. 1-2.

42. Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 6 марта 1996 года по делу по иску Степановской // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 1995. — №1. — С. 13.

44. Постановление Пленума Верховного Суда РФ №10 «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда» от 20 декабря 1994 года // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 1995. — №3. -С.9- 11.

45. Постановление Пленума Верховного Суда РФ №7 «О практике рассмотрения судами дел о защите прав потребителей» от 29 сентября 1994года // Российская газета. 1994. — 26 ноября.

46. Монографии, учебные издания

47. Алексеев С.С. Общая теория права: В 2-х т. Т. 1. — М.: Юрид. лит., 1981. -360 с.

48. Алексеев С.С. Общая теория права: В 2-х т. Т. 2. М.: Юрид. лит., 1981. -360 с.

49. Альперт С.А. Защита в советском уголовном процессе прав и законных интересов лиц, понесших имущественный ущерб от преступления. — Харьков: Харьков, юрид. ин-т, 1984. 36 с.

51. Безлепкин Б.Т. Судебно-правовая защита прав и свобод граждан в отношениях с государственными органами и должностными лицами. — М.: Учебно-консультационный центр «ЮрИнфоР», 1997, 128 с.

52. Белякова A.M. Имущественная ответственность за причинение вреда. — М.: Юрид. лит., 1979. 110 с.

53. Беляцкин С.А. Возмещение морального (неимущественного) вреда. — М.: Юрид. бюро «Городец», 1996. — 76 с.

54. Бойцова В.В., Бойцова JI.B. Реабелитация необоснованно осужденных граждан в современных правовых системах. Тверь, 1993. — 104 с.

Это интересно:  Ипотека для инвалидов 2 группы льготы сбербанк

55. Бородин C.B. Ответственность за убийство: квалификация и наказание по российскому праву. — М.: Юрист, 1994. 216 с.

56. Братусь С.Н. Юридическая ответственность и законность. — М., 1976. — 216 с.

57. Варшавский K.M. Обязательства, вытекающие вследствие причинения вреда другому. М., 1929. — С. 12-14.

58. Воробьева Е. А. Анатомия и физиология. М., 1981. С. 16.

59. Гиляровский В.А. Психиатрия. М.: Медгиз, 1954. — С. 35.

60. Гиппократ. Избранные книги. М.: Биомедгиз, 1936. — С. 46.

61. Гражданское право. Учебник. Часть 1. Издание третье, переработанное и дополненное. / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. М.: ПРОСПЕКТ, 1998.-632 с.

63. Гражданское право. Учебник. / Под ред. Е.А. Суханова. Т.1. — М., 1993.-384 с.

64. Гражданское право. Учебник. / Под ред. М.М. Агаркова, Д.М. Генкина. -Т.1.-М., 1940.-418 с.

65. Граве П.С. Клиническая психиатрия.—В кн.: Теоретико-методологические аспекты пограничной психиатрии. Л.: Изд-во НИИ им. В. М. Бехтерева, 1979.-С. 50.

66. Граве П.С., Шнейдман M. Р. Реактивные состояния в психиатрии с позиций теории адаптации. В кн.: Адаптивные системы. — Рига, 1972, — вып. 1. -С. 32.

67. Голубев К.И., Нарижний C.B. Компенсация морального вреда как способ защиты неимущественных благ личности. СПб.: Издательство «Юридический центр Пресс», 2000. — 295 с.

68. Гублер Е.В. Болезнь как процесс аварийного регулирования в живом организме. В кн.: Бионика. — М.: Наука, 1965. — С. 30.

69. Гуреев П.П. Гражданский иск в уголовном процессе. М., 1961. — 96 с.

71. Даев В.Г. Современные проблемы гражданского иска в уголовном процессе. Д.: Изд-во ЛГУ, 1972. — 71 с.

72. Давыдовский И.В. Общая патология человека. М.: Медицина, 1969.-С. 25.

75. Завидов Б.Д. Правовые проблемы возмещения морального вреда в России. — Белгород: Изд-во ТОО «Орионт», 1995. — 32 с.

76. Зиннатуллин 3.3. Возмещение материального ущерба в уголовном процессе. Казань: Изд-во Казан, ун-та, 1974. — 99 с.

77. Зотов В. Последствия хищений и их устранение. — Ташкент, 1980. — 202с.

78. Ильин И.А. Путь духовного обновления: Собр. Соч.: В 10 т. Т. 1. — С. 12-14.

79. Калмыков Ю.Х. Возмещение вреда, причиненного имуществу. — Саратов: Изд-во. Саратов, ун-та, 1965. — 72 с.

80. Карвасарский Б.Д. Неврозы. М.: Медицина, 1980. — С.44.

81. Карвасарский Б.Д., Тупицын Ю. Я. Международная номенклатура неврозов. В кн.: Неврозы и пограничные состояния. — JI.: Медицина, 1972. — С. 46.

82. Карсаевская Т.В. Социальная и биологическая обусловленность изменений в физическом развитии человека. JL: Медицина, 1970. С. 86.

83. Карсаевская Т.В. Прогресс общества и проблема целостного биосоциального развития современного человека. М.: Медицина, 1978. — С. 32.

84. Кербиков О.В. Проблема причинности в медицине. М.: Знание, 1965. -С. 66.

85. Кокорев Л.Д. Потерпевший от преступления в советском уголовном процессе. Воронеж: Изд-во Воронеж, ун-та, 1964. — 138 с.

86. Кон И.С. Социология личности. М.: Политиздат, 1967. — С. 35.

87. Корсаков С.С. Введение в курс психиатрии: Избр. произведения. М.: Медгиз, 1954. — С. 140.

88. Костандов Э.А. О физиологических механизмах психологической защиты» и безотчетных эмоций. В кн.: Бессознательное. — Тбилиси, 1978, — т. 1. -С. 66.

90. Комарова H.A. Сидорова H.A. Судебная этика. СПб.: Изд-во СпбГУ, 1993.- 136 с.

92. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Под общ. ред. Ю.И. Скуратова и В.М. Лебедева. М.: Изд. группа ИНФРА-М — НОРМА, 1996.-592 с.

93. Конституция РФ. Комментарий / Под ред. Б.Н. Топорнина. М., 1994.

94. Кузнецов О.Н., Петленко В. П., Резник М. И; Фролов Б. С. Методологические аспекты нормы и пограничных состояний в психиатрии. В кн.: Теоретико-методологические аспекты пограничной психиатрии. — Л.: Изд-во НИИ им. В. Бехтерева, 1979. — С. 57.

95. Лакосина Н.Д., Ушаков Г. К. Медицинская психология, 2-е изд. М.: Медицина, 1984. — С.66.

98. Ларин A.M. Презумпция невиновности. М.: Наука, 1982. — 152 с.

99. Лежепекова Л.Н; Зеневич Г. В., Киселев В. А. Об отграничении неврозов от неврозоподобных состояний. Материалы III Всерос. съезда невропатологов и психиатров. — М.: Медицина, 1974. — С. 32.

100. Леонтьев А.Н. Потребности, мотивы и эмоции. М.: Изд-во МГУ, 1971. — С. 45.

101. Либих С.С. Психотерапия неврозов. В кн.: Руководство по психотерапии. — Ташкент, 1979. — С. 45.

102. Лисицын Ю.П. Представление о болезнях как о «социальной дезадаптации». Критика неопозитивистских концепций в медицине. В кн.: Философские и социальные проблемы медицины. — М., 1966. — С. 42.

103. Лидеман P.P. За гранью психического здоровья. М.: Знание, 1992. 192с.

104. Мазалов А.Г. Гражданский иск в уголовном процессе. — М., 1977. — 176 с.

106. Малеин Н.С. Возмещение вреда, причиненного личности. М.: Юрид. лит., 1965.-230 с.

107. Малеин Н.С. Гражданский закон и права личности в СССР. М.: Юрид. лит., 1981.-213 с.

109. Матвеев Г.К. Вина как основание ответственности в гражданском праве. Киев, 1955. С. 5-9.

110. Моргунова И.Л. Защита чести и достоинства личности. М., 1998. — С. 12-14.

113. Мясищев В.Н. Личность и неврозы. Л.: Изд-во ЛГУ, 1960. — С. 56.

114. Мясищев В.Н. Понятие личности и его значение для медицины. В кн.: Методологические проблемы психоневрологии. — Л., 1966. — С.ЗЗ.

116. Нарижний C.B. Компенсация морального вреда в уголовном судопроизводстве России. СПб.: «Издательский дом Герда», 2001, 288 с.

118. Общая теория статистики: Статистическая методология в изучении коммерческой деятельности: Учебник / Под ред. A.A. Спирина, О.Э. Башиной, В.Т. Бабурина и др. М.: Финансы и статистика, 1996. — 296 с.

123. Покровский И.А. Основные проблемы гражданского права. М.: Статут (в серии «Классика российской цивилистики»), 1998. 353 с.

125. Понарин В.Я. Производство по гражданскому иску при расследовании уголовного дела. Воронеж: Изд-во Воронеж, ун-та, 1978. — 128 с.

126. Правовые гарантии законности в СССР / Под ред. М.С. Строговича. -М., 1962.-С. 16-18.

127. Прокудина Л.А. Возмещение ущерба, причиненного незаконными действиями правоохранительных органов. — М.: Юрид. бюро «Городец», 1997. 132 с.

128. Рабец А.М. Обязательства по возмещению вреда, причиненного жизни и здоровью. М.: Федеральный фонд ОМС, 1998. 296 с.

131. Российское законодательство Х-ХХ веков. Т.2. Законодательство периода образования и укрепления Русского централизованного государства. — М., 1985.-520 с.

132. Российское законодательство Х-ХХ веков. Т.З. Акты Земских сборов. — М., 1985.-512 с.

133. Российский статистический ежегодник: Статистический сборник / Госкомстат России. М., 1997. С. 137.

135. Савицкий В.М. Новый закон о возмещении ущерба невиновным // Суд и применение закона. М., 1982. — С.5 — 9.

138. Сергеев А.П. Право на защиту репутации. JL: Знание, 1989. — 32 с.

139. Симонов П. В. Что такое эмоции? М.: Наука, 1966. С. 64.

140. Смирнов В.Т., Собчак A.A. Общее учение о деликтных обязательствах. -Л., 1983.-С. 17.

141. Соборное уложение 1649 года. Текст и комментарии. Д., 1987. — 448с.

142. Социология. Общий курс. 2-е изд., доп. и перераб. М.: Прометей, Юрайт, 1998.-511 с.

143. Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. Т.1. — М.: Наука, 1968.-470 с.

145. Абабков А. Защитить права потерпевшего // Российская юстиция. -1997.-№3.-С. 16-17.

146. Безлепкин Б.Т. Отраслевая принадлежность института возмещения ущерба реабилитируемому // Советское государство и право. 1989. — №1. — С. 65-73.

147. Божьев В.П. Применение норм ГПК при рассмотрении гражданского иска в уголовном процессе // Советская юстиция. — 1971. №15. — С.18-19.

148. Божьев В.П. Процессуальный статус потерпевшего // Российская юстиция. 1994. — №1. — С.47-49.

149. Бойцова В.В., Бойцова JI.B. Интерпритация принципа ответственности государства за ущерб, причиненный гражданам, в практике Конституционного Суда РФ // Государство и право. 1996. — №4. — С.48-58.

150. Бойцова JI.B. Возмещение ущерба «жертвам правосудия» в России // Российская юстиция. — 1994. №6. — С.45-47.

151. Боннер А. Можно ли причинить вред юридическому лицу? // Российская юстиция. 1996. — №6. — С.44-52.

152. Бородин C.B. Проблемы возмещения ущерба за умышленные убийства // Государство и право. 1994. -№4. С.92-96.

153. Брауде И. Возмещение неимущественного вреда // Революционная законность. 1926. — №9-10. С. 1929.

154. Васильева М. Возмещение вреда, причиненного здоровью граждан неблагоприятным воздействием природной среды. // Законность. 1997. №7. С. 30.

155. Гуссаковский П.Н. Вознаграждение за вред // Журнал Министерства юстиции. 1912. — №8. — С.35.

156. Даев В.Г. Право на предъявление регрессного иска в уголовном процессе // Советская юстиция. — 1972. №21. — С.13-15.

157. Ермаков И. Регрессный иск в уголовном деле // Советская юстиция. — 1975.-№21.-С.31-32.

158. Зейц А. Возмещение морального вреда по советскому праву // Еженедельник советской юстиции. — 1927. №47. — С.1469.

159. Казанцев В. Возмещение морального вреда // Российская юстиция. -1996. №5. — С.48-49.

160. Кокорев Л.Д. Три кита правосудия // Юридический вестник 1992. -№11.

161. Кокорев Л.Д., Понарин В.Я.Рецензия. // Правоведение. 1981. — №3. -С. 117. — Рец. на кн.: Возмещение вреда, причиненного гражданину судебно-следственными органами / Б.Т. Безлепкин. М., 1979. — С.117.

162. Левинова Г. Порядок возмещения вреда, причиненного гражданину незаконным привлечением к уголовной ответственности, нуждается в уточнении // Российская юстиция. 1998. — №7. — С.38-39.

163. Малеин Н.С. О врачебной тайне // Советское государство и право. — 1981.-№8.-С. 22-24.

164. Малеин Н.С. О моральном вреде // Государство и право. 1993. — №3. -С. 32-39.

166. Малеина М.Н. Содержание и осуществление личных неимущественных прав граждан: проблемы теории и законодательства // Государство и право. — 2000.-№2.-С. 16-21.

167. Матвеев Г.К. Психологические аспекты вины юридических лиц // Советское государство и право. 1977. №7.

168. Нарижний C.B. Возмещение морального вреда, причиненного потерпевшему: уголовно-процессуальный аспект // Российская юстиция. — 1996. №9. — С. 41.

169. Нарижний C.B. Компенсация морального вреда пострадавшим от судебно-следственных ошибок // Российская юстиция. — 1997. №10. — С.40-42.

170. Падва Г., Короткова Е. Обеспечение исков, вытекающих из личных неимущественных отношений // Российская юстиция. — 1994. №3. — С.43-44.

171. Петрухин И.Л. Вправе ли кассационная инстанция увеличить сумму гражданского иска по уголовному делу? // Советское государство и право. — 1966.-№10.-С. 48-61.

172. Протченко Б. Основания и порядок признания гражданина потерпевшим от преступления // Социалистическая законность. — 1981. №4. — С.52.

174. Руднев В. Возмещение ущерба при незаконном аресте // Российская юстиция. 1997. — №12. — С.21.

176. Стецовский Ю. Содержание под стражей: право и прокурорская тактика // Российская юстиция. — 1994. №2. — С. 12 — 20.

177. Тихонов А. Потерпевший: уголовно-процессуальный аспект // Российская юстиция. 1993. — №19. — С.26 — 27.

178. Треушников М.К. Обеспечение неимущественного иска имущественным арестом возможно // Российская юстиция. 1994. — №10. — С.38-39.

179. Утевский Б. Возмещение неимущественного вреда как мера социальной защиты // Еженедельник советской юстиции. 1927. — №35. -С. 1084.

181. Чувилев А. Деятельное раскаяние // Российская юстиция. 1998. — №6. -С.10-11.

182. Шелютто M.JI. Гражданско-правовая защита деловой репутации юридических лиц // Журнал российского права. 1997. — №12. — С.ЗЗ — 42.

185. Эрделевский A.M. Компенсация морального вреда // Законность 1997. -№5.-С.36 —40.

187. Эрделевский A.M. Критерии и метод оценки размера компенсации морального вреда // Государство и право 1997. — №4. — С.5 — 12.

191. Эрделевский A.M. О размере возмещения морального вреда // Российская юстиция. 1994. — №10. — С. 17 — 19.

195. Яни П.С. Моральный вред как основание для признания потерпевшим // Советская юстиция. — 1993. №8. — С.6 — 7.

197. Вершинин А.П. Способы защиты гражданских прав в суде: Диссертация в виде научного доклада. СПб., 1998. — 53 с.

198. Михно Е.А. Компенсация морального вреда во внедоговорных обязательствах: Дис. канд. юрид. наук. СПб., 1998. — С. 55.

199. Попондопуло В.Ф. Динамика обязательственного правоотношения и гражданско-правовая ответственность: Дис. канд. юрид. наук. JL, 1981. — 216

200. Романовский Г. Б. Конституционное регулирование права на неприкосновенность частной жизни: Дис. канд. юрид. наук. СПб., 1997. — С. 117.

201. Тычинин C.B. Гражданско-правовые способы защиты прав граждан и организаций при чрезвычайных ситуациях: Дис. канд. юрид. наук. СПб., 1996.-С. 212.

202. Эрделевский А.М. Проблемы компенсации за причинение страданий в российском и зарубежном праве: Дис. д-ра. юрид. наук. М., 2000. — С. 10.6. Авторефераты

203. Губаева А.З. Гражданско-правовая ответственность за вред, причиненный преступлением: Автореф. дис. канд. юрид. наук. JL, 1985. — 21 с.

204. Евдокимов C.B. Правовосстановительные меры в российском праве: Автореф. дис. канд. юрид. наук. Нижний Новгород, 1999. — 31 с.

205. Курмакаева С.М. Регрессный иск в уголовном деле: Автореф. дис. канд. юрид. наук. JL, 1989. — 18 с.

206. Кузнецова Н.В. Проблемы компенсации морального вреда в уголовном процессе: Автореф. дис. канд. юрид. наук. JL, 1989. — 16 с.

208. Пешкова O.A. Ответственность и защита при причинении вреда неимущественным правам и нематериальным благам граждан и юридических лиц: Автореф. дис. канд. юрид. наук. Волгоград, 1998. — С. 5 — 8.

209. Пурцхванидзе Б.З. Охрана чести и достоинства в советском уголовном праве: Автореф. дис. канд. юрид. наук. М., 1961. — С. 5 — 6.

210. Столкин Г.Я. Меры защиты в советском гражданском праве: Автореф. дис. канд. юрид. наук. Свердловск, 1973.-21 с.

211. Хандурин Н.И. Проблемы теории и практики гражданского иска в уголовном процессе: Автореф. дис. канд. юрид. наук. Киев, 1987. — 23 с.

212. Шичанин A.B. Проблемы становления и перспективы развития института возмещения морального вреда: Автореф. дис. канд. юрид. наук. -М., 1995.-С. 17.

213. Шубина Т.Б. Теоретические проблемы защиты права: Автореф. дис. канд. юрид. наук. Саратов, 1998. — 16 с.

214. Эрделевский A.M. Проблемы компенсации за причинение страданий в российском и зарубежном праве: Автореф. дис. д-ра. юрид. наук. М., 2000. -С. 17.7. Работы зарубежных авторов

215. Alexander F. Psychosomatice Medicine. N. Y., 1950. — P. 65.

216. Birnbaum К. Soziologie der Neurosen. Berlin, 1933. — S. 56.

219. Napier and Wheat. Recovering Damages for Psychiatric Injuri. Blackstone Press limited, 1995. P. 176.

221. Schneider E. Schmerzensgeld. Herne/Berlin, 1994. — S. 23.

Компенсация морального вреда во внедоговорных обязательствах

В настоящее время особенно остро стоит проблема соотношения права ! конкретного человека на денежную компенсацию своих эмоциональных волнений и I права общества в целом на получение информации. Этому противоречию посвящено множество исследований. Наиболее полным является монография Ричарда Лабунски «Клевета и Первая поправка», в которой исследуется правовая история и практика по проблеме. li:eq(1)>a’).click():$(‘.tabs>li:first-of-type>a’).click();return false;» > Читать ещё >

Содержание

ГЛАВА I. ЭВОЛЮЦИЯ ВЗГЛЯДОВ НА КОМПЕНСАЦИЮ МОРАЛЬНОГО ВРЕДА В ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ И СУДЕБНОЙ ПРАКТИКЕ.

Пар.1. 1. Законодательное регулирование института компенсации морального вреда.

2. Исторически сложившиеся условия компенсации морального вреда в зарубежных странах. Сравнительный анализ.

3. Дореволюционная российская гражданско-правовая наука и практика в сфере использования института компенсации морального вреда.

4. Советский период: отношение цивилистической науки к возможности введения института морального вреда.

Пар.2. Содержание понятия «моральный вред».

1. Соотношение понятий «моральный вред» и «вред неимущественный».

2. Соотношение морального вреда и вреда имущественного.

ГЛАВА II. ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ЗА ПРИЧИНЕНИЕ МОРАЛЬНОГО ВРЕДА. Пар.1. Общие условия ответственности за причинение морального вреда.

1. Степень нравственных переживаний и степень виновности как мера ответственности в случаях компенсации морального вреда.

2. Безвиновная ответственность в случаях причинения морального вреда.

3. Противоправное поведение как условие ответственности при причинении морального вреда (его особенности).

Пар.2. Основания компенсации морального вреда: отдельные виды гражданских правонарушений и условия возложения ответственности случаях таких правонарушений.

1. Нарушение личных неимущественных прав граждан.

2. Физические повреждения (моральный вред, полученный от повреждения здоровья).

3. Моральный вред, явившийся следствием посягательства на имущественные права.

ГЛАВА III. КРИТЕРИИ ОПРЕДЕЛЕНИЯ РАЗМЕРА

КОМПЕНСАЦИИ МОРАЛЬНОГО ВРЕДА. СТЕПЕНЬ СВЯЗИ С ИМУЩЕСТВЕННЫМ ВРЕДОМ.

1. Критерии, которые дают возможность объективно оценить отрицательные последствия правонарушения.

2. Обстоятельства, наличие или отсутствие которых увеличивает либо уменьшает размер компенсации.

Компенсация морального вреда во внедоговорных обязательствах (реферат, курсовая, диплом, контрольная)

Актуальность и выбор темы исследования. В процессе становления новых экономических отношений растет количество правонарушений в сфере гражданского оборота, что требует повышения правовых гарантий защиты прав и интересов граждан. Это достигается с помощью мер гражданско-правовой, в том числе деликтной, ответственности, цель которой состоит в устранении отрицательных последствий правонарушения, как имущественных, так и неимущественных. Необходимость усиления борьбы с правонарушениями потребовала совершенствования системы гражданско-правовых мер, поскольку уголовно-правовые и административно-правовые меры ответственности правонарушителя давали лишь моральное удовлетворение потерпевшему и в обыденном сознании казались недостаточными. Наиболее действенной мерой ответственности за противоправное поведение при всех общественных устройствах считалось умаление имущественной сферы правонарушителя, которое удовлетворяло и государство и потерпевшую сторону.

Совершенствование системы гражданско-правовых мер ответственности привело к законодательному признанию возможности деньгами, выплаченными потерпевшему, наказать правонарушителя за то, что он своими неправомерными действиями задел его неимущественные права. Такая возможность была гарантирована любому субъекту гражданского права с введением института возмещения морального вреда.

Деликтная ответственность за причинение вреда всегда являлась одним из важных и сложных институтов обязательственного права и постоянно привлекала к себе внимание ученых правоведов как в нашей стране, так и за рубежом. В тот период, когда законодательно был закреплен лишь один вид подлежащий возмещению ущерба — имущественный, находилось множество проблем, требующих теоретической разработки. Деликтными обязательствами занимались виднейшие ученые такие, как , , , , , и многие другие, но количество требующих детального изучения вопросов не уменьшалось. Проблемы принципа полного возмещения в деликтных обязательствах, обстоятельств, влияющих на объем ответственности за причинение вреда, соотношения возмещения реальных убытков и неполученных доходов, оснований и условий ответственности, в частности, вопрос о причине существования безвиновной ответственности в законодательстве. Вот неполный перечень острых вопросов в сфере применения действовавших норм гражданского права. На почве решения указанных проблем было разработано много различных теорий, велись научные дискуссии. Новое же гражданское законодательство ввело понятие «моральный вред», который признается равноценным имущественному вреду. Между тем определить понятие имущественного вреда было несложно, главное установить объем возмещения. Моральный же вред оказался понятием сложным и совершенно неизученным. Как установить его наличие? Как определить границы его компенсации? Каковы пределы «судейского усмотрения», которому законодатель придал главенствующую роль в разрешении споров по искам из причинения морального вреда? Все кажется субъективным, неподдающимся никакой оценке. Где найти объективные критерии и обосновать сумму, предложенную истцом в заявлении? Введение этого правового института вызвало огромное количество вопросов, правоприменительные органы с большими трудностями разрешали конкретные дела, которые в постперестроечную эпоху с ростом количества правонарушений появлялись все чаще и чаще.

Однако Россия не была первопроходцем в области защиты личных неимущественных благ. Более того наметилось значительное отставание в этой области от других цивилизованных стран. Система обычного права уже на протяжении нескольких веков решала проблему защиты субъектных прав путем использования гражданско-правовой ответственности за моральный вред, был накоплен большой как теоретический, так и практический материал.

Перед российскими правоведами встала задача исследовать новую составляющую деликтного права, определить принципы ее действия, показать взаимосвязь и взаимозависимость вреда морального и вреда имущественного, дать рекомендации судебной практике. Но эффектнее всего можно это сделать, на основе того, что уже было признано и проверено временем в других правовых системах, с учетом имеющегося российского менталитета, существующих традиций, особенностей развития правовой системы России и правосознания ее граждан.

Введение института компенсации морального вреда на данном этапе — это тот удачный случай, когда право может не только закрепить уже сложившиеся общественные отношения, урегулировать их, но и направить эти отношения в новое, более прогрессивное русло.

Степень разработанности проблемы. В юридической литературе проблема компенсации морального вреда является одной из самых неисследованных, так как ни российское, ни советское законодательство долгое время не предусматривали ответственности за причинение неимущественного вреда. Споры ученых в основном сводились к признанию или полному отрицанию деликтной ответственности за моральный вред, под которым обычно понимались отрицательные последствия нарушения исключительно неимущественных благ и поэтому понятие морального вреда подменялось понятием вред неимущественный. Кроме того, через труды большинства советских правоведов, касавшихся этой проблемы, красной нитью проходило утверждение о том, что институт компенсации морального вреда противоречит основным принципам жизни советского общества и привносит в гражданское право не свойственные ему карательные функции.

Провозглашение перехода к правовому государству, основным признаком которого является всесторонняя защита прав личности, а также опыт государств, г

I отнесенных к правовым, и потребности общественной жизни внутри страны потребовали законодательного закрепления возможности имущественного возмещения морального вреда, который в отличие от материального не поддается денежной оценке.

Множество проблем, существующих в этой области, привело к появлению значительного количества статей и исследований по данной теме, а также разъяснений пленума Верховного Суда Российской Федерации. В качестве примера можно привести статью Смирнова В. ТЛ автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридический наук «Проблемы становления и перспективы развития института возмещения морального вреда»

Что касается западной литературы, то все работы, затрагивающие в какой-то мере деликтные обязательства, не обходят стороной проблему ответственности за моральный вред, так как категория таких дел в судах многих стран имеет большой удельный вес и все иски по возмещению имущественного вреда, сопровождаются требованиями компенсировать их переживания. Проблема состоит в определении объема компенсации за эти переживания. Поэтому каждое конкретное дело дает подпитку для дальнейших теоретических исследований, что, в свою очередь, позволяет задействовать выводы и предложения, сделанные учеными-правоведами.

В настоящее время особенно остро стоит проблема соотношения права ! конкретного человека на денежную компенсацию своих эмоциональных волнений и I права общества в целом на получение информации. Этому противоречию посвящено множество исследований. Наиболее полным является монография Ричарда Лабунски «Клевета и Первая поправка», в которой исследуется правовая история и практика по проблеме ответственности за распространение сведений, касающихся I вопросов частной жизни и ограничения пределов такой ответственности, если она

1 Правоведение 1992, № 2, с.14−15 вступает в противоречие со свободой печати и слова. В российской юридической литературе указанный вопрос почти не затрагивается. В настоящее время основные усилия ученых направлены на исследование основных условий и оснований ответственности за моральный вред, принципов этой ответственности и выработка критериев определения размера компенсации. Все это свидетельствует о том, что предметом исследования является лишь одна часть проблемы, связанная с защитой прав личности. Однако рано или поздно возникнет необходимость поиска компромисса между правами личности и правами всего общества для достижения наиболее рационального общественно-правового устройства.

Основное внимание в диссертации уделяется изучению наименее исследованных проблем. На основе использования западного опыта сформулированы предложения для решения тех проблем, которые неизбежно возникнут. Актуальность и недостаточность разработанности отмеченной проблемы определили выбор темы, цель исследования и как способ его проведения — изучение опыта государств с развитыми правовыми системами.

Предметом исследования являются определение понятия морального вреда, его соотношение с такими понятиями как имущественный и неимущественный вред- характер гражданско-правовой ответственности за причинение морального вреда, ее функциональные особенности- основания и условия компенсации такого вида ущерба нравственной сфере субъекта гражданского права. Большое внимание уделено определению объективных критериев определения объема компенсации с тем, чтобы максимально обеспечить принцип его полноты.

Целью настоящего исследования является разрешение на основе использования сравнительного правового анализа наиболее важных теоретических и практических проблем, связанных с возможностью материально загладить нравственные переживания и страдания лица, чьи права были нарушены правонарушением и выработка на этой основе предложений по совершенствованию деликтного права в связи с потребностями общественной жизни.

Методология и методика исследования. Методологической основой исследования такого нового для российского гражданского права института как компенсация морального вреда является использование сравнительного анализа теоретических разработок, практического использования этой меры ответственности в странах, законодательство которых признавало моральный вред равноценным вреду имущественному.

При написании диссертации автор опирался на исследования представителей англо-американской цивилистической науки, практику американских судов как важнейший фактор развития института морального вреда, оказавшую влияние также на совершенствование системы защиты нематериальных благ в странах с континентальным правом. Источником служили публикации по этому вопросу в известных правовых изданиях, таких как Harward Law Review, Columbia Law Review, Oxford Journal of legal Studies и других.

Использовались работы цивилистов дореволюционного периода:

Л.И.Петражицкого, , , , и . В советский период эту тему неоднократно затрагивали такие ученые как , , , А. Зейц, K.M. Варшавский, , , , , , . В работе рассматриваются и учитываются их предложения, аргументы за и против введения этого весьма спорного в то время института, рекомендации, критикуются некоторые выводы, с которыми трудно согласиться, даже руководствуясь классовым подходом к защите личных неимущественных прав, переосмысливаются идеи, актуальные в период становления правового государства.

Научная новизна. В работе впервые обосновывается возможность и необходимость использования компенсации морального вреда в денежной форме при нарушении имущественных интересов, личных неимущественных прав, при повреждении здоровья, и в любых иных случаях посягательства на право, принадлежащее гражданину от рождения и в силу закона или заключенного договора. Предпринята попытка разработать теорию обязательства по компенсации морального вреда, определить приоритетные проблемы для исследований в этой области, и выработать предложения, которые касаются вопросов деликтного права в целом.

В диссертации сделаны следующие выводы и предложения, которые выносятся на защиту:

I. Определение морального вреда как отрицательных последствий нарушения имущественных или неимущественных прав, выразившихся в душевных переживаниях и страданиях. При этом из легального определения морального вреда исключены физические страдания по следующим основаниям:

— физические страдания становятся моральным вредом в правовом смысле, только если осознаны потерпевшим и тем самым перешли в категорию нравственных переживаний-

— физические страдания (в форме физического вреда) — это одно из оснований вреда морального. Помимо физических страданий к таким основаниям относятся: нарушение личных неимущественных или имущественных прав, причинение вреда 3-м лицам.

Вышеуказанное определение морального вреда позволяет разграничить имущественный, неимущественный и моральный вред, выяснить их взаимосвязь, взаимозависимость и взаимовлияние. Моральный и неимущественный вред не только противопоставляются, но и четко отграничиваются друг от друга. Обосновывается практическая необходимость такого разграничения. В работе рассматривается именно моральный вред, а не вред неимущественный. Приведенное в работе определение неимущественного вреда, показывает, что он шире морального вреда.

II. Гражданско-правовая ответственность за причинение морального вреда носит не столько восстановительный характер, сколько характер наказания и превенции. В связи с тем, что при причинении морального вреда трудно, даже невозможно выявить его денежный эквивалент. Поэтому мерой ответственности предлагается считать помимо степени (глубины, силы) нравственных и физических страданий еще и степень виновности причинителя, а также характер его противоправного поведения.

Последнее приобретает особое значение в случаях компенсации морального вреда безвиновным причинителем в соответствии со ст. 1100 ГК РФ. Обосновывается необходимость признания карательной функции гражданского права в сфере компенсации морального вреда и введения понятия «штрафные убытки». В соответствии с этим подлежащий взысканию моральный вред предлагается разделить на 2 вида:

— компенсационные убытки, под которыми в работе понимается материальная возможность смягчить душевные переживания потерпевшего. Их размер зависит от представленных в суде доказательств, подтверждающих глубину и силу душевных переживаний-

— штрафные убытки, которые характеризуются тем, что присуждаются сверх компенсационных. При их взыскании государство в лице его судебных органов признает, что требуется не только загладить душевные переживания, но и ввиду серьезности правонарушения наказать причинителя вреда, предупредив тем самым новые правонарушения.

III. Предлагаются следующие критерии определения размера компенсационных убытков: г

— вид и степень тяжести физических повреждений (для случаев, когда они сопровождают душевные страдания или являются основанием для их возникновения) —

— регион распространения порочащих сведений: (для случаев ответственности за умаление чести, достоинства и деловой репутации) — потеря потенциальной возможности заработать с разделением этой возможности на конкретную и абстрактную. При этом обосновывается возможность и необходимость отграничения этого критерия определения размера компенсации морального вреда от критерия определения размера имущественного вреда в форме упущенной выгоды и неполученного дохода.

Штрафные же убытки предлагается взыскивать в следующих случаях:

— если одним и тем же правонарушением причиняется вред в нескольких формах (имущественный, физический и собственно моральный) — если одним противоправным действием нарушается несколько нематериальных благ (например, при незаконном осуждении и аресте нарушается право на честь, достоинство, доброе имя, на свободу передвижения, имущественные права) —

— если прослеживается намеренность действий правонарушителя независимо от ее мотивов (корысть, зависть) —

— при особо циничном характере противоправного поведения (например, оскорбление при большом стечении народа) —

— если нарушитель в своей профессиональной деятельности, прямо или косвенно связанной с правонарушением, декларирует ее повышенное качество либо гарантирует достижение какого-либо результата.

Этот перечень далеко не исчерпывающий, так как жизнь очень многообразна и суд должен подходить индивидуально к исследованию конкретного правонарушения, личности причинителя вреда и потерпевшего, обстоятельствами причинения морального вреда.

IV. При компенсации морального вреда в случаях распространения порочащих сведений, особенно через средства массовой информации, предлагается:

— применять гражданско-правовую ответственность в форме компенсации морального вреда только в случаях виновного нарушения чести, достоинства и деловой репутации. Внести соответствующие изменения в ст. 1100 ГК РФ, которая в настоящее время предусматривает ответственность за невиновное причинение.

— перенести бремя доказывания несоответствия сведений действительности, а также умысла журналиста (редакции) на истца, если ими выступают лица, занимающие посты (или занимавшие их в то время, которое затрагивается в распространяемой информации) в органах государственной власти или государственного управления. Такое Законодательное решение было бы справедливо, поскольку человек, избирающий деятельность такого рода, должен нести и издержки высокого положения. Кроме того, предлагаемое решение позволяет соблюсти своеобразный баланс между свободой печати и неприкосновенностью личности.

V. Предлагается расширить понятие порочащих сведений. К числу последних следует отнести информацию о природных недостатках, болезнях, так как она может вызвать насмешки, презрение, брезгливость, что, в свою очередь, вызывает нравственные страдания человека.

VI. Вывод о том, что компенсация морального вреда возможна при нарушении любых нематериальных благ, а не только тех, которые прямо указаны в законе. Ст. 150 ГК позволяет признать защищаемыми любые нематериальные права. (Например, право на тишину, право на наиболее рациональное использование рабочего или свободного времени и тому подобное).

Предлагается более широко толковать содержание прямо указанных в законе неимущественных прав (на честь, достоинство, доброе имя) и защищать их не только в случаях клеветы, но и в других случаях их нарушения. Например, в случаях публичного обещания жениться. В работе обосновывается мнение, что такое и подобное поведение также нарушает честь, достоинство, доброе имя гражданина.

Теоретическое и практическое значениедиссертационного исследования. 1. Данная работа рассматривает в историческом аспекте развитие указанного правового института. При этом сделана попытка показать трудности, противоречия, нерациональный подход к решению этой проблемы на протяжении всей ее эволюции, дабы избавить российскую судебную практику хотя бы от небольшой доли ошибок, которые возможны в области защиты прав граждан в случаях присуждения компенсации за нравственные страдания.

2. Сформулированные в ней конкретные предложения могут быть использованы в работе по совершенствованию института деликтных обязательств.

3. Предложенные критерии определения размера компенсации морального вреда могут помочь определить границы «судейского усмотрения». Часто вызывают непонимание суммы, присуждаемые судами в делах такого рода, в работе же объясняется причина сложившегося положения в правоприменительной деятельности.

4. Теоретические выводы и практические предложения, содержащиеся в диссертации, могут быть использованы для чтения лекций и проведения семинаров.

1. Закон СССР «О печати и других средствах массовой информации» // Ведомости Съезда народных депутатов СССР и Верховного Совета СССР. — 1991. -№ 26. — Ст.492.

2. Закон Российской Федерации «Об охране окружающей среды» от 19 декабря 1991 г. // Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного совета Российской Федерации. 1992. — № 10. — Ст.457.

3. Закон Российской Федерации «О защите прав потребителей» от 7 февраля 1992 г. // Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного совета Российской Федерации. 1992. — № 15. — Ст.766.

4. Закон Российской Федерации «О статусе военнослужащих Российской Федерации» от 22 января 1993 г. // Собрание законодательства Российской Федерации. 1993.-№ 6. -Ст. 188.

5. Гражданский кодекс Российской Федерации. I часть: Введена в действие с 1 января 1995 г. // Собрание законодательства Российской Федерации. 1994. — № 32. -Ст.ЗЗОО.

6. Гражданский кодекс Российской Федерации. II часть: Введена в действие с 1 марта 1996 г. // Собрание законодательства Российской Федерации. 1996. — № 5. -Ст.410.

7. Уголовный кодекс Российской Федерации: Введен в действие с 1 января 1997 г. II Собрание законодательства Российской Федерации. 1997. — № 2. — Ст. 198.

8. Постановление № 13 Пленума Верховного Совета СССР «О судебной практике по делам о возмещении вреда, причиненного повреждением здоровья» // Бюллетень Верховного Суда Союза ССР. 1986. — № 6.

9. Агарков из причинения вреда // Проблемы социалистического права. 1939. — № 1.

10. Агарков обязательства из причинения вреда // Гражданское право. Т. 1. — М., 1944.

11. Антимонов вины потерпевшего при гражданском правонарушении. М., 1950.

12. Антимонов ответственность за вред, причиненный источниками повышенной опасности. М., 1952.

13. Алексеев теория социалистического права. Свердловск, 1964.

14. Белякова причиненного вреда. М., 1972.

15. Белякова ответственность за причинение вреда. М., 1979.

16. Беляцкин морального вреда. СПб., 1913.

17. Братусь ответственность и законность. М., 1976.

18. Брауде И. Возмещение неимущественного вреда // Революционная законность. -1926.-№ 9−10.

19. Варшавский , возникающие вследствие причинения другому вреда. М., 1929.

20. Гуссаковский за вред // Журнал Министерства юстиции. 1912.-№№ 8−10.

21. , Глянцев вреда по советскому законодательству. -Л., 1980.

22. Зейц морального вреда по советскому праву // Ежегодник советской юстиции. 1927. — № 47 < gugn.ru, 25 >.

23. Гражданско-правовое регулирование общественных отношений. -Л., 1988.

24. Йеринг фон Р. Интерес и право. Ярославль, 1880.

25. К вопросу об имущественном возмещении морального вреда. // Юридическая ответственность: Общие проблемы и отраслевые особенности. -Владивосток, 1990.

26. Иоффе по современному гражданскому праву. Л., 1955.

27. Калмыков Ю. X. Имущественные права советских граждан. Саратов, 1969.

28. Комаров в коммерческом обороте. М., 1991.

29. Красавчиков интересов личности и Свод законов Советского государства // Гражданско-правовая охрана интересов личности в СССР. Свердловск, 1977.

30. Красавчиков жизнь под охраной закона. М., 1983.

31. Красавчиков вреда, причиненного источником повышенной опасности. М., 1966.

32. , Сергеева ответственность за повреждение здоровья. М., 1968.

33. Малеин вреда, причиненного личности. М., 1956.

34. Малеин закон и права личности в СССР. М., 1980.

35. Малеина личных неимущественных прав советских граждан. М., •1991.

36. Малеина за неимущественный вред // Вестник Верховного Суда СССР. 1991.-№ 5.

37. Матвеев гражданско-правовой ответственности. М., 1970.

38. Новикова морального вреда // Становление российского частного права: Проблемы и перспективы: Сб. Владивосток, 1996.

39. Ойгензихт риска в гражданском праве. Душанбе, 1972.

40. Петражицкий нематериального вреда с точки зрения социальной политики // Право. 1900. — № 16.

41. Покровский на честь // Вестник гражданского права. 1916. — № 4.

42. Покровский проблемы гражданского права. Пг., 1917.

43. Развитие гражданского права на современном этапе. М., 1986.

44. Сергеев на защиту репутации. Л., 1989.

45. Слесарев и результат гражданского правонарушения. Томск, 1980.

46. Смирнов , возникающие из причинения вреда. Л., 1973.

47. , Собчак учение о деликтных обязательствах в советском гражданском права. Л., 1983.

48. Смирнов основ гражданского законодательства. «Круглый стол» журнала «Правоведение». 4.2. Выступление // Правоведение. -1992.-№ 2.

49. Синайский гражданское право. Киев, 1915.

50. Тархов по советскому гражданскому праву. Саратов, .1973.

51. Тархов неимущественных прав трудящихся по советскому гражданскому праву: Автореф. дис. д-ра юрид. наук. Саратов, 1965.

52. Утевский неимущественного вреда как мера социальной защиты // Советская юстиция: Еженедельник. 1927. — № 35.

53. Флейшиц из причинения вреда и неосновательного обогащения. М., 1951.

54. Шиминова ответственность за моральный вред // Советское государство и право. 1970. — № 1.

55. Шиминова вреда гражданам // Гражданско-правовое регулирование. М., 1979.

56. Шичанин становления и перспективы развития института возмещения морального вреда: Автореф. дис. канд. юрид. наук. М. 1995.

57. Яичков обязательств из причинения вреда в советском праве // Вопросы гражданского права. М., 1957.

58. Яичков , возникающие в связи с потерей здоровья. М., 1964.

59. Ярошенко случаи ответственности за причинение вреда. -М., 1977.

60. Гражданско-правовая защита личных неимущественных прав граждан. М., 1990.

61. Ярошенко и здоровье под охраной закона. М., 1990.

62. Bernstein R. D. Jirst Ammendement limits on tort liability for words intended to inflict severe emotional distress // Columbia Law Review. V.48. — 1985. — V.85 — № 8.

63. Chiapdi, Kircher Puntative damages // Law and Practice. 2 — 1984. — P.II.

64. Garies Des juristische Wesen der autorrechte Sowie des Firmen und Markenschutzen // Buschs. Archiv (New series). 1877. — Vol.35.

65. Gierke Deutsches Privatrecht // Systematisches Handbuch der Deutschen Rechtwissenschaft / Ed. by Bindung. 1895. — Vol. 1. — Part.

66. Handfort P. R. Moral damage in Germany // Inten, a. comparative Law Review. 1991.

67. Labunsky R. Libel and the Jirst Ammendement. New Brunswick (USA) — London (UK), 1989.

68. Lander, Posner An Economic Theory of intentional Tort // International Law Review and Economy. 1991. — № 127.

69. Lloyd of Hampstead Reform of the Law of Defamation // Current Legal Problems. -Stevens, 1976.

70. Mc. Cormic Handbook of the Law of Damages. London, 1975.

71. Nelsen, Stryk Schmerzensgeld ohre Genugtuung // Juristenzeitung (Tubingen). 1987. — yg 42.-№ 3.

72. Prosser W. L. Privacy // Californian Law Review. 1960. — V.48.

73. Puntative damages under federal Status- a Functional Analysis// Californian Law Review. -1972. V.60.

74. Puntative Damages and Libel Law // Law Review. 1985. — V.98. — № 4.

75. Street H. The Law of Torts. London, 1955.

76. Trindade F. A. Mental distress // Oxford Journal of Legal Studies. 1986. — V.6. — № 2.

77. Warren S. D, Brandies LP. The Right of Privacy // Harward Law Reviews. 1890.

Статья написана по материалам сайтов: dissers.ru, lawtheses.com, gugn.ru.

»

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий

Adblock detector