+7 (499) 938-65-94  Москва

+7 (812) 467-43-31  Санкт-Петербург

8 (800) 350-96-82  Остальные регионы

Бесплатная консультация с юристом!

Вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступления

1. Вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступления путем обещаний, обмана, угроз или иным способом, совершенное лицом, достигшим восемнадцатилетнего возраста, —

наказывается лишением свободы на срок до пяти лет.

2. То же деяние, совершенное родителем, педагогическим работником либо иным лицом, на которое законом возложены обязанности по воспитанию несовершеннолетнего, —

наказывается лишением свободы на срок до шести лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового.

3. Деяния, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи, совершенные с применением насилия или с угрозой его применения, —

наказываются лишением свободы на срок от двух до семи лет с ограничением свободы на срок до двух лет либо без такового.

4. Деяния, предусмотренные частями первой, второй или третьей настоящей статьи, связанные с вовлечением несовершеннолетнего в преступную группу либо в совершение тяжкого или особо тяжкого преступления, а также в совершение преступления по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы, —

наказываются лишением свободы на срок от пяти до восьми лет с ограничением свободы на срок до двух лет либо без такового.

Комментарий к Ст. 150 УК РФ

1. Вовлечением в совершение преступления признаются действия различного характера лица, достигшего 18-летнего возраста, направленные на склонение несовершеннолетнего к совершению преступления и возбуждающие у него желание участвовать в совершении одного или нескольких преступлений. К уголовной ответственности за вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступления могут быть привлечены лица, достигшие 18-летнего возраста и совершившие преступление умышленно.

Способами вовлечения несовершеннолетнего в совершение преступления, предусмотренные ч. 1 настоящей статьи, являются: обещания, обман, угрозы или иные способы. При этом для квалификации действий виновного не имеет значения, вовлекается ли несовершеннолетний в качестве исполнителя преступления, либо в качестве иного соучастника преступления (пособника, подстрекателя).

Под обещаниями следует понимать обещания вовлекаемому несовершеннолетнему различных благоприятных для него и (или) его близких в будущем последствий: передать деньги либо иное имущество, в том числе похищенное у потерпевшего, оказать какую-либо помощь и т.д.

Под обманом следует понимать сообщение вовлекаемому несовершеннолетнему заведомо недостоверной информации относительно объективных и субъективных признаков преступления, к совершению которого склоняется несовершеннолетний: уверение вовлекаемого несовершеннолетнего, что он в силу своего возраста не может быть привлечен к уголовной ответственности за содеянное, либо что изъятые у потерпевшего ценности принадлежат не потерпевшему, а вовлекающему лицу и пр. При этом несовершеннолетний не осознает, что он совершает преступление, добросовестно заблуждается в принадлежности изъятых ценностей.

Под угрозой следует понимать предупреждение вовлекаемого несовершеннолетнего о различных неблагоприятных последствиях для него и (или) его близких в случае отказа от совершения преступления: причинить имущественный вред несовершеннолетнему, уничтожить его имущество, распространить позорящие сведения о несовершеннолетнем и пр.

Под иным способом вовлечения несовершеннолетнего в совершение преступления следует понимать возбуждение у него чувства зависти, мести, низменных побуждений, с целью склонения к совершению преступления.

Согласно п. 42 Постановления Пленума ВС РФ от 01.02.2011 N 1 при рассмотрении дел о преступлениях несовершеннолетних, совершенных с участием взрослых, необходимо тщательно выяснять характер взаимоотношений между взрослым и подростком, поскольку эти данные могут иметь существенное значение для установления роли взрослого в вовлечении несовершеннолетнего в совершение преступления. Следует также устанавливать, осознавал ли взрослый либо допускал, что своими действиями вовлекает несовершеннолетнего в совершение преступления. Если взрослый не знал о несовершеннолетии лица, вовлеченного им в совершение преступления, он не может привлекаться к ответственности по комментируемой статье. Преступления, ответственность за которые предусмотрена ст. ст. 150 и 151 УК, являются оконченными с момента совершения несовершеннолетним преступления, приготовления к преступлению, покушения на преступление или после совершения хотя бы одного из антиобщественных действий, предусмотренных диспозицией ч. 1 ст. 151 УК (систематическое употребление спиртных напитков, одурманивающих веществ, занятие бродяжничеством или попрошайничеством). Если последствия, предусмотренные диспозициями названных норм, не наступили по не зависящим от виновных обстоятельствам, то их действия могут быть квалифицированы по ч. 3 ст. 30 и по ст. 150 либо ст. 151 УК.

Согласно п. 42 Постановления Пленума ВС РФ от 01.02.2011 N 1: «В случае совершения преступления несовершеннолетним, не подлежащим уголовной ответственности, лицо, вовлекшее его в совершение преступления, в силу части 2 статьи 33 УК РФ несет уголовную ответственность за содеянное как исполнитель путем посредственного причинения.

Действия взрослого лица по подстрекательству несовершеннолетнего к совершению преступления при наличии признаков состава указанного преступления должны квалифицироваться по статье 150 УК РФ, а также по закону, предусматривающему ответственность за соучастие (в виде подстрекательства) в совершении конкретного преступления».

2. В ч. 2 комментируемой статьи предусмотрена повышенная уголовная ответственность за совершение данного преступления родителем, педагогом либо иным лицом, на которое законом возложены обязанности по воспитанию несовершеннолетнего. Субъектом указанных действий могут быть как физиологические родители (отец, мать), так и усыновители несовершеннолетнего. Кроме того, к уголовной ответственности могут быть привлечены родители, которые были лишены родительских прав. Частью 2 настоящей статьи предусмотрено привлечение к уголовной ответственности педагога, а также и того лица, которое в отношении несовершеннолетнего выполняет воспитательные функции (воспитатель детского дома, учитель в школе, тренер спортивной секции, в которой занимается несовершеннолетний, и пр.). Под иными лицами следует понимать также любых фактических воспитателей несовершеннолетнего (опекуна, попечителя, отчима, мачеху, дедушку, бабушку, взрослых братьев и сестер). Однако ответственность в данном случае может наступить для указанных лиц только тогда, когда у несовершеннолетнего отсутствуют родители или если родители лишены родительских прав, а законом на них возложены обязанности по воспитанию несовершеннолетних. Лица, выполняющие воспитательные функции в детских учреждениях, за вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступления могут быть лишены права занимать эти должности.

3. В ч. 3 комментируемой статьи предусматриваются в качестве квалифицированных признаков объективной стороны преступления применение насилия, а также угроза применения насилия.

Под насилием следует понимать причинение физической боли, избиение, связывание, а также применение физического насилия к другому лицу, жизнь и здоровье которого для него дороги в силу сложившихся взаимоотношений. Нанесение побоев, не влекущих кратковременное расстройство здоровья, полностью охватывается ч. 3 комментируемой статьи и дополнительной квалификации по ст. 116 УК не требует. Если в результате применения насилия несовершеннолетнему умышленно причиняется легкий вред здоровью, либо умышленное причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью, то действия виновного следует квалифицировать по ч. 3 комментируемой статьи и по соответствующей статье, предусматривающей причинение вреда здоровью (ст. ст. 115, 112, 111 УК). Если насилие совершается в виде истязания, насильственного лишения свободы, похищения потерпевшего, изнасилования, насильственных действий сексуального характера, то содеянное подлежит ответственности по совокупности преступлений, предусмотренных ч. 3 комментируемой статьи и соответствующих статей, предусматривающих ответственность за указанные преступления.

Под угрозой применения насилия следует понимать угрозу нанесения побоев, причинения вреда здоровью различной тяжести, истязания, изнасилования, насильственных действий сексуального характера, похищения либо лишения свободы.

4. Часть 4 комментируемой статьи предусматривает ответственность за вовлечение несовершеннолетнего в преступление, которое совершается группой, вовлечение в совершение тяжкого или особо тяжкого преступления, либо в совершение преступления по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы.

Под преступной группой понимается группа лиц по предварительному сговору, организованная группа, преступное сообщество, в которые вовлекается несовершеннолетний. При этом возрастной состав преступной группы для квалификации не имеет значения (группа может состоять исключительно из несовершеннолетних, которыми руководит взрослое лицо, либо состоять из взрослых и несовершеннолетних). Преступление считается оконченным с момента согласия несовершеннолетнего участвовать в преступной группе, независимо от того, совершил ли он преступления в ее составе или не совершил.

5. Для понимания квалифицирующих признаков вовлечения в совершение тяжкого или особо тяжкого преступления следует обратиться к содержанию ч. ч. 3, 4 ст. 15 УК, предусматривающих данные категории преступлений.

Это интересно:  Можно ли пользоваться дмс после увольнения

К преступлениям, совершаемым по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы, относят преступления, в основе которых лежит неприязнь к лицам, принадлежащим к иной этнической, религиозной или социальной группе либо к лицам иных идеологических или политических взглядов.

Вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступления

Как было отмечено ранее, под вовлечением несовершеннолетнего в совершение преступления следует понимать преступление против семьи и несовершеннолетнего, предусмотренное ст.150 Уголовного кодекса РФ и заключающееся в вовлечении несовершеннолетнего в совершение преступления путем обещаний, обмана, угроз или иным способом, совершенное лицом, достигшим 18-летнего возраста. Вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступления может осуществляться следующими способами:

1) путем обещания: предложение совершить преступление с обещаниями помочь в его совершении; с обещанием решить какие-либо вопросы; с обещанием совместного использования похищенного имущества; с обещанием поделить деньги, полученные при совершении преступления); обещание предоставить вовлекаемому более высокое место в преступной группе или в группе подростков по месту жительства, возвысить его в глазах сверстников; обещание покровительства; обещание любого вознаграждения или меры благодарности за совершенное преступление; предложение совершить преступление с заранее данным обещанием приобрести или сбыть похищенное; другие способы, характеризующие обещание.

2) путем обмана (при предоставлении ложной информации и создании мнимых представлений, например, о ненаказуемости преступления), введение в заблуждение относительно сути преступного деяния, его последствиях, других способах, характеризующих обман.

3) путем угрозы: резкое требование (запугивание) как вид психического насилия; предложение (требование) совершить преступление, сопряженное с угрозой уничтожения имущества вовлекаемого; совершить преступление, сопряженное с угрозой уничтожения имущества родственников или близких вовлекаемому лиц; совершить преступление, сопряженное с угрозой причинения вреда здоровью вовлекаемого или близких ему лиц; совершить преступление, сопряженное с угрозой разглашения сведений позорящих потерпевшего или его близких; совершить преступление, сопряженное с угрозой разглашения иных сведений, которые могут причинить существенный вред правам или законным интересам вовлекаемого или его близких; совершить преступление, сопряженное с угрозой разглашения иных сведений, которые могут причинить вред незаконным интересам вовлекаемого или его близких (например, уклонения их от уголовной или административной ответственности); физическое насилие любого рода, подкрепляющее предложение; угрозы исключить из среды совместного общения с взрослым или изгнать из группы подростков; другие способы, характеризующие угрозу.

Для полного понимания подробно рассмотрим каждый из этих способов.

1) Обещание. В юридической литературе под обещанием понимается уверение несовершеннолетнего в выполнении в его интересах какого-либо действия (бездействия), которое может быть связано непосредственно с ним или просто быть важным для него, например, помочь несовершеннолетнему в трудоустройстве, познакомить с девушкой, помочь избавиться от обидчика, оказать помощь в лечении больных родственников и т.д. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Отв. редакторы А.Н. Игнатов, В.М. Лебедев, Т.Ф. Минязева. — М., 2005. — С. 513. Несовершеннолетний должен поверить в исполнение его интересов.

Можно привести следующий пример:

Этот способ часто применяется при вовлечении несовершеннолетних в совершение преступления.

Так, Челябинским областным судом 22 декабря 2006 г.Д. осужден по ч.1 ст.150 УК РФ. Он признан виновным в вовлечении одиннадцати несовершеннолетних девушек в занятие проституцией путем обмана.

Д. в судебном заседании признал себя виновным в том, что он подбирал» девушек для отправки за границу (в Таиланд и Объединенные Арабские Эмираты) заниматься проституцией. Делал это по предложению сообщниц — «Нелли» и С. Девушек подбирали в г. Челябинске. Соответственно для девушек подделывались заграничные паспорта и иные документы, иногда на чужие фамилии. Многие девушки только по приезде узнавали о том, что им предстоит делать, так как их на работу приглашали официантами, продавцами радиоаппаратуры, секретарями-референтами и т.п. Архив Челябинского областного суда. Дело № 4-377/2006.

Девушки, фактически не знали для чего и для каких целей они привлекались, то есть были обмануты.

Угроза может быть выражена в устной или письменной форме, передана по иным средствам связи: телефону, факсу, электронной почте, жестами и т.п.

4) Иными способами вовлечения несовершеннолетнего в преступление могут быть действия, направленные на возбуждение неприязни или зависти к определенным лицам, разжигание корыстных стремлений, жажды наживы и др. Уголовное право: учебник для юрид. вузов / С.Я. Казанцев, Л.Л. Кругликов, П.Н. Мазуренко, Ф.Р. Сундуров. — М.: Академия, 2007. — С. 138.

Иной способ в данном случае выражается в предложении, соединенном с личным примером, когда преступление совершается совместно и взрослый предлагает повторять его действия, либо просто распределяет роли. Считаем, что предложение взрослого лица нужно расценивать как возбуждение у несовершеннолетнего интереса к совершению преступления, как вовлечение иным способом (путем использования авторитета и значимости взрослого лица и возбуждения интереса к преступлению), так как инициатива взрослого подтолкнула несовершеннолетнего к преступлению, это доверие значимо для подростка, так как он может выделиться среди своих сверстников, показать общение с ранее судимым лицом, показать свою «зрелость», «мужественность» и т.п.

При раскрытии признаков вовлечения сделаем акцент на характеристике того обстоятельства, от кого именно исходило предложение участвовать в совершении преступления и неустановление действий по вовлечению в совершение преступления со стороны взрослого соучастника препятствует квалификации действий виновного по ст.150 УК РФ. При этом можно использовать прием анализа практических ситуаций с моделированием исходной ситуации при видоизменении определенных условий, с целью наглядного представления материала приведен табличный вариант анализа ситуаций.

Так, признав Я. виновным в вовлечении несовершеннолетней К. в преступную группу для совершения особо тяжкого преступления, суд указал в приговоре, что тот вместе с другими осужденными по данному делу просил несовершеннолетнюю К. помочь им в убийстве Б.

При этом в обоснование своего вывода о вовлечении несовершеннолетней К. в совершение преступления осужденным Я. суд сослался на показания К., утверждавшей, что ее позвала и просила помочь вынести потерпевшего из дома лишь Ю., а также на аналогичные показания свидетеля П.

Осужденный Я. последовательно отрицал свою причастность к вовлечению несовершеннолетней в преступление, утверждая, что ни с какими просьбами о помощи в совершении преступления к К. он не обращался. В опровержение указанных доводов Я. суд не привел никаких доказательств. Таким образом, вывод суда о причастности Я. к вовлечению несовершеннолетней К. в совершение преступления не подтверждается доказательствами, исследованными в судебном заседании.

Согласно данным ИЦ при ГУВД по Челябинской области за 2008 г. способы вовлечения несовершеннолетних разнообразием не отличались — путем обещаний (как правило, денег) — по 15 делам, обмана — по 3 делам, иным способом — по 9 делам и путем угроз — по 1 делу (приложение № 1).

Изучение судебно-следственной практики показало, что районные суды г. Челябинска области под вовлечением понимают как раз активные действия взрослого, направленные на привлечение несовершеннолетнего к совершению преступления в качестве соисполнителя, и квалифицировали действия виновных как вовлечение несовершеннолетних в совершение преступлений.

При этом суды правильно относили к таким действиям уговоры совершить преступления, просьбы о помощи в его совершении, предложения о совместном участии в преступлении.

Как видно из приведенных примеров указанные действия подсудимых носили активный характер и преследовали цель вовлечь несовершеннолетних в совершение преступлений.

Практика показала, что в тех случаях, когда предложение совершить преступление подкрепляется соответствующим способом, например, обещания денег, уговоров, угроз, каких-либо трудностей при квалификации действий виновных как вовлечение несовершеннолетних у судов не возникало.

Гораздо сложнее оценивать обстоятельства, когда взрослый просто предлагает подростку совершить преступление, не подкрепляя его каким-либо способом.

Например, органами следствия Калининского РУВД г. Челябинска К. обвинялся в том, что после полуночи 17 февраля 2007 г. достоверно зная, что Т. является несовершеннолетним, сознавая, что вовлекает его в совершение преступления и, желая этого, путем обещания части похищенного имущества, склонил к совершению кражи из магазина «Продукты», после чего около 1 ч. ночи совместно с ним и З., действуя по предварительному сговору, путем взлома решетки окна и разбития стекла незаконно проникли в магазин «ПрессТабак», откуда пытались похитить табачные изделия на общую сумму 2718 руб.40 коп., но свой умысел до конца не довели.

На основании вышеизложенного, все многообразие способов вовлечения несовершеннолетних в преступную деятельность объединяется в две основные группы: не связанные и связанные с применением насилия или угрозы его применения.

Это интересно:  В систему военных судов входят

К первой группе относятся такие способы, как обещание, обман, разъяснение, предложение, убеждение, личный пример вовлекателя и др. Результаты изучения уголовных дел показывают, что около 88% вовлечений было совершено посредством применения ненасильственных способов.

Ко второй группе относятся побои, причинение вреда здоровью, истязание, связывание и другие действия, а также угроза их применения (конкретная и реальная). Очевидно, что эта группа способов отличается повышенной степенью общественной опасности.

Преступления, направленные на воспрепятствование нормальному морально-нравственному, психическому, физическому развитию несовершеннолетних лиц. Вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступления: понятие, состав и виды

Преступления, направленные на воспрепятствование нормальному морально-нравственному, психическому, физическому развитию несовершеннолетних лиц, рассмотрим на примере вовлечения несовершеннолетнего лица в совершение преступления.

Вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступления — это предусмотренное ст. 150 УК умышленное активное общественно опасное поведение, которое посягает на морально-нравственное развитие ребенка и способно причинить вред его свободе, физической неприкосновенности, здоровью.

Общественная опасность преступления заключается в подрыве морально-нравственного развития несовершеннолетнего лица.

В общем массиве регистрируемой преступности и наказуемости в России вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступления занимает малую часть. Так, в числе всех осужденных в России лиц доля осужденных по ст. 150 УК составляла: в 1997 г. — 0,31%; в 1998 г. — 0,33%; в 1999 г. — 0,34%; в 2000 г. — 0,33%; в 2001 г. — 0,26%; в 2002 г. —

0,22%; в 2003 г. — 0,2%; в 2004 г. — 0,21%; в 2005 г. — 0,22%; в 2006 г. — 0,2%; в 2007 г. — 0,18%; в 2008 г. — 0,22%; в 2009 г. — 0,2%; в 2010 г. — 0,21%; в 2011 г. — 0,19%.

Основной объект преступного посягательства — морально-нравственное развитие несовершеннолетнего лица. Факультативные объекты — свобода, физическая неприкосновенность подростка, его здоровье.

Объективная сторона составов преступления выражается деянием в форме действия, заключающегося в вовлечении несовершеннолетнего в совершение преступления хотя бы одним из способов: а) обещанием (например, заверением в безнаказанности, подкупом, обещанием оказать содействие в реализации похищенного имущества); б) обманом (в частности, выдав преступное деяние за правомерное); в) угрозой (запугиванием); г) иным способом (например, уговором, лестью, возбуждением чувства мести, зависти, других низменных побуждений, советами о месте и способе совершения преступления, сокрытии следов).

По законодательной конструкции основной (см. ч. 1) и квалифицированный (см. ч. 2) составы преступления являются формальными. Ранее правоприменители принимали решения об окончании преступления (составами) в момент склонения несовершеннолетнего к совершению преступного деяния независимо от того, осуществил ли подросток какое-либо из этих деяний, а также независимо от наступления материального общественно опасного последствия. Именно на этот момент окончания преступления указывал Пленум Верховного Суда РФ в абз. 2 п. 8 утратившего силу постановления от 14.02.2000 № 7 «О судебной практике но делам о преступлениях несовершеннолетних». В абз. 4 п. 42 заменившего его постановления от 01.02.2011 № 1 «О судебной практике применения законодательства, регламентирующего особенности уголовной ответственности и наказания несовершеннолетних» (далее — постановление Пленума Верховного Суда РФ от 01.02.2011 № 1), Пленум Верховного Суда РФ занял несколько иную позицию, указав на то, что преступления, ответственность за которые предусмотрена ст. 150 и 151 УК, являются оконченными с момента совершения несовершеннолетним преступления, приготовления к преступлению, покушения на преступление или после совершения хотя бы одного из антиобщественных действий, предусмотренных ч. 1 ст. 151 УК (систематическое употребление спиртных напитков, одурманивающих веществ, занятие бродяжничеством или попрошайничеством). Остается догадываться, на какие последствия, предусмотренные диспозициями названных норм, указывает Пленум Верховного Суда в этом же пункте названного постановления.

Особо квалифицированные составы преступления, закрепленные в ч. 3 и 4 ст. 150 УК, — формально-материальные (подробнее см. 30.1).

Поведение взрослого лица по подстрекательству подростка к совершению преступления [при наличии признаков состава указанного преступления] должны квалифицироваться по ст. 150 УК, а также по закону, предусматривающему ответственность за соучастие (в виде подстрекательства) в совершении конкретного преступления (см. абз. 6 п. 42 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 01.02.2011 № 1). Например, если взрослый уговаривал подростка совершить кражу с проникновением в жилище, передал ему отмычки и прочие руководства к действию, то противоправное поведение взрослого следует квалифицировать по ч. 4 ст. 150, как минимум, п. «а» ч. 3 ст. 158 и ч. 4 ст. 33 УК. Если же подросток отказался от участия в совершении преступления (или совершеннолетний виновный не возбудил у него такого желания), то действия вовлекающего его совершеннолетнего лица необходимо квалифицировать как покушение на преступление (по соответствующей части ст. 150 и ч. 3 ст. 30 УК).

Вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступления, сопряженное с причинением вреда его здоровью, должно быть квалифицировано но совокупности ст. 150 и 111 УК, если подростку причинен тяжкий вред здоровью, либо по совокупности ст. 150 и 117 УК, если ему причинены физические или психические страдания путем систематического нанесения побоев, иными насильственными действиями.

Побои, умышленное причинение легкого или средней тяжести вреда здоровью потерпевшего охватываются ч. 3, 4 ст. 150 УК и дополнительной квалификации не требуют.

Субъект преступного посягательства — физическое вменяемое лицо, достигшее к моменту его совершения 18-летнего возраста.

Вовлечение в преступление лица, не подлежащего уголовной ответственности в силу возраста, и совершение этого преступления с использованием данного лица не создаст соучастия. Здесь совершеннолетнее лицо, вовлекшее подростка в совершение данного преступления, вследствие ч. 2 ст. 33 УК привлекается к уголовной ответственности как исполнитель преступления путем посредственного причинения вреда (см. абз. 1 п. 9 утратившего силу постановления Пленума Верховного Суда РФ от 14.02.2000 № 7).

Субъективная сторона составов преступления характеризуется виной в форме умысла. Правоприменителю необходимо установить, что взрослый осознавал то, что своими действиями он вовлекал несовершеннолетнего в совершение преступления. Если взрослый не знал (не предполагал) о несовершеннолетии лица, вовлекаемого им в совершение преступления, он не может быть привлечен к ответственности по ст. 150 УК (см. абз. 2 п. 42 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 01.02.2011 № 1).

Цели преступного посягательства на квалификацию деяния как преступления не влияют. Однако мотивы преступного поведения могут повлиять на квалификацию содеянного по ч. 4, если несовершеннолетнее лицо вовлекалось в совершение преступления по мотиву политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо но мотиву ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы.

Квалифицирующий признак (см. ч. 2 ст. 150 УК) находит выражение в специальном субъекте преступного посягательства, к которому относятся родитель, педагог либо иное лицо, на которое законом возложены обязанности по воспитанию несовершеннолетнего.

Особо квалифицирующие признаки закреплены в ч. 3 и 4 ст. 150 УК.

Применение насилия (см. ч. 3) означает выкручивание рук, побои, применение наручников, нанесение легкого или средней тяжести вреда здоровью потерпевшего и т.д. Угроза применения насилия означает такое психическое воздействие на потерпевшего, при котором проявилась реальная возможность осуществления виновным лицом физического насилия.

Особо квалифицирующие признаки, закрепленные в ч. 4 ст. 150 УК: вовлечение несовершеннолетнего лица в преступление, сопряженное с привлечением его в преступную группу (см. ст. 35 УК); вовлечение подростка в совершение тяжкого или особо тяжкого преступления (см. ч. 4, 5 ст. 15 УК), вовлечение несовершеннолетнего в преступление, совершенное по мотиву политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотиву ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы (см. п. «е» ч. 1 ст. 63 УК).

Практически по тем же правилам осуществляется квалификация деяния как вовлечения несовершеннолетнего в совершение антиобщественных действий (см. ст. 151 УК). Отметим имеющиеся различия.

  • — объективная сторона состава преступления выражается в вовлечении несовершеннолетнего в совершение антиобщественных действий (способы при этом для квалификации деяния как преступления значения не имеют). При вовлечении несовершеннолетнего в систематическое употребление таких одурманивающих веществ, как наркотические средства или психотропные вещества (их аналоги), содеянное надлежит квалифицировать как минимум по п. «а» ч. 3 ст. 230 УК;
  • — преступление окончено (составом) после совершения подростком хотя бы одного из антиобщественных действий: систематического употребления спиртных напитков, одурманивающих веществ, занятия бродяжничеством или попрошайничеством (см. абз. 4 п. 42 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 01.02.2011 № 1);
  • — возраст субъекта преступного посягательства в диспозиции нормы, отраженной в ст. 151 УК, до недавнего времени не был определен, поэтому молено было предположить, что ответственность за данное преступление должна наступать по общему правилу: по достижении виновным лицом 16-летнего возраста. Однако сложившаяся судебная практика указывала на 18-летний возраст виновного (Федеральным законом от 08.12.2003 № 162-ФЗ в диспозицию нормы введено указание на достижение лицом 18-летнего возраста как условие привлечения сто к уголовной ответственности по ст. 151 УК);
  • — примечание к статье не позволяет привлечь к уголовной ответственности родителя, вовлекающего в занятие бродяжничеством, если таковое вызвано стечением тяжелых жизненных обстоятельств (вследствие утраты источника средств существования, отсутствия места жительства).
Это интересно:  Проезд под знак грузовым запрещено штраф 2019

Сам себе адвокат

защита прав в суде без адвоката

Вовлечение несовершеннолетнего в совершении преступления

Вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступления

Вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступления является уголовно-наказуемым деянием, ответственность за которое предусмотрено ст.150 УК РФ. Официальное толкование нормы вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступления дано в Постановлении Пленума ВС РФ №1 от 01.02.2011 года.

Названное постановление ВС определило состав этого преступления, отнеся его к материальным. Как разъяснено в данном документе, вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступления является оконченными с момента совершения несовершеннолетним преступления, приготовления к преступлению, покушения на преступление. Данное толкование ст. 150 УК РФ во многом связано с тем, что законодатель, используя термин «вовлечение» в уголовном законе содержания его не раскрывает.

Однако, практика правоприменения последнего десятилетия фактически приняла концепцию о формальности состава рассматриваемого преступления и не знает случаев квалификации содеянного по этой статье со ссылкой на ст. 30 УК РФ, т.е. как приготовление к этому преступлению или покушение на него. Теперь же такая квалификация стала возможной, на что прямо указывается в Постановлении.

Таким образом, как покушение необходимо квалифицировать действия взрослого, направленные на вовлечение, но не повлекшие преступной активности несовершеннолетнего.

Если будет иметь место хотя бы сговор с несовершеннолетним на совершение преступления, то это уже является приготовлением к «основному» преступлению. Следовательно, деяние должно квалифицироваться как оконченное преступление. На практике случаи квалификации по этой статье со ссылкой на ст. 30 УК РФ очень редки.

Как правило, предварительное следствие и суды сталкиваются со случаями оконченных преступлений, совершенных совместно взрослыми и несовершеннолетними . В силу этого особое значение приобретает толкование самих действий по вовлечению, их форм и интенсивности. В связи с этим в Постановлении указывается, что «под вовлечением несовершеннолетнего в совершение преступления понимаются действия совершеннолетнего лица, направленные на возбуждение у несовершеннолетнего лица желания совершить преступление или антиобщественные действия. Такие действия могут быть в форме предложения совершить конкретное преступление, в форме угроз, обещаний, обмана Действия взрослого лица могут выражаться как в форме обещаний, обмана и угроз, разжигания чувства зависти, мести и других действий.

Для квалификации по ст. 150 УК РФ не имеет значения, в каком качестве в совершение умышленного преступления вовлекается несовершеннолетний — в качестве исполнителя, организатора, подстрекателя или пособника, а также в какую стадию неоконченного преступления: в приготовление или покушение.

Если взрослый выступает организатором или подстрекателем преступления, то в этом случае налицо состав вовлечения. В таких ситуациях имеет место совокупность двух преступлений: «основного» и предусмотренного в ст. 150 УК РФ. Однако Пленум связывает квалификацию вовлечения только с подстрекательством (абз. 6 п. 42).

Когда несовершеннолетний и взрослый действуют как соисполнители «основного» преступления, действия взрослого должны квалифицироваться по ст. 150 УК РФ при наличии любой инициативы с его стороны в совершении преступления, выразившейся в предложении, уговорах, обозначенной конклюдентными действиями и т.п., а также при принуждении несовершеннолетнего. Еще недавно практика по данному вопросу была противоречива, встречались откровенные казусы. Зачастую суды считали доказанный факт простого предложения совершить преступление недостаточным для вменения состава преступления, предусмотренного ст. 150 УК РФ (даже со ссылкой на ст. 33 УК РФ).

Теперь такой подход невозможен. Даже простое предложение, имевшее результатом совершение несовершеннолетним преступных действий, необходимо признавать преступлением по ст. 150 УК РФ, не достигшее такого результата — как покушение на это преступление. Это должно коренным образом отразиться на практике вынесения судебных решений.

Возможны ситуации, когда установлены пособнические действия взрослого несовершеннолетнему, что укрепляет желание и решимость совершить преступление, дополнительно побуждает и отрицательно воздействует на последнего. По сути, это является видом вовлечения в совершение преступления, если отсутствует физическое или психическое воздействие на взрослого со стороны самого несовершеннолетнего.

Отдельную группу составляют случаи использования несовершеннолетних для совершения преступлений без посвящения в преступную, противоправную суть совершаемого. Действия взрослых в таких случаях должны квалифицироваться по статье об ответственности за совершенное преступление (со ссылкой на ч. 2 ст. 33 УК РФ), а наказание должно быть назначено с учетом отягчающего обстоятельства, предусмотренного в п. «д» ч. 1 ст. 63 УК РФ. Однако это возможно лишь тогда, когда используется лицо, не достигшее возраста уголовной ответственности, что ограничивает область применения данного пункта.

Проблема степени осознанности возраста вовлекаемого несовершеннолетнего.

Встречаются случаи оправдания лиц, действия которых были квалифицированы по ст. 150 УК РФ, со ссылкой на «отсутствие достоверного знания о возрасте вовлекаемого». Между тем в диспозиции ст. 150 УК РФ отсутствует указание на «заведомость» знания о несовершеннолетнем возрасте вовлекаемого.

Образует ли состав преступления вовлечение несовершеннолетнего в совершение неосторожного преступления? Формулировка Пленума «возбуждение желания совершить преступление» свидетельствует о том, что несовершеннолетний должен быть нацелен на совершение конкретного, осознанного деяния. Увязка ст. 150 УК РФ с институтом соучастия и его терминологией не позволяет вести речь о возможности вовлечения в неосторожное преступление. Об этом говорит и упоминание стадий приготовления и покушения (абз. 4 п. 42 Постановления), не предусмотренных для неосторожных преступлений, а также правила квалификации, предложенные в абз. 5 и 6 п. 42 этого же документа.

Таким образом, если для целей совершения умышленного преступления каким-либо образом провоцируются неосторожные действия несовершеннолетнего, не подлежащего уголовной ответственности, деяние следует квалифицировать по правилам, предложенным выше для квалификации «использования», т.е. как посредственное причинение без вменения ст. 150 УК РФ.

Сложнее решить вопрос о квалификации умышленной провокации неосторожных преступлений несовершеннолетних, подлежащих уголовной ответственности. Строго основываясь на разъяснениях Постановления, можно заключить, что «вовлекатель» в таких ситуациях вообще ответственности не подлежит, так как нет ни умышленности соучастия (подстрекатель-исполнитель), ни посредственного причинения. Однако данная ситуация представляется неоднозначной.

На первый взгляд термин «несовершеннолетний», употребляемый для характеристики возраста потерпевшего в ст. 150 УК РФ, не должен вызывать споров. Этот термин в российском праве обозначает лиц в возрасте до 18 лет и является синонимом термина «ребенок» . Однако на практике встречаются случаи, когда лицам, вовлекшим малолетних в совершение умышленных преступлений, ст. 150 УК РФ не вменяется, а причиненный малолетними вред квалифицируется как причиненный взрослым путем посредственного исполнения соответствующего состава преступления.

Пленум в абзаце 5 п. 42 упомянутого Постановления дает следующее разъяснение: «. В случае совершения преступления несовершеннолетним, не подлежащим уголовной ответственности, лицо, вовлекшее его в совершение преступления в силу ч. 2 ст. 33 УК РФ несет уголовную ответственность за содеянное как исполнитель путем посредственного причинения». При этом не уточнен вопрос об одновременном вменении ст. 150 УК РФ.

На практике суды зачастую не усматривают наличие состава «вовлечения» если в совершении преступления были вовлечены лица не достигшие возраста уголовной ответственности за конкретное преступление.

В большинстве случаев несовершеннолетний вовлекается в совершение квалифицированных краж, грабежей, разбоев, незаконный оборот наркотических средств, т.е. тяжких и особо тяжких преступлений. Таким образом, применить к вовлекателю в соответствии с ч. 4 ст. 150 УК РФ можно лишь очень суровое наказание — от 5 до 8 лет лишения свободы и назначить немалое наказание и за «основное» преступление (кражу, грабеж, разбой и др.), а затем окончательное по совокупности. На практике такого практически не происходит.

Статья написана по материалам сайтов: studbooks.net, studme.org, pershickow.ru.

»

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий

Adblock detector