+7 (499) 938-65-94  Москва

+7 (812) 467-43-31  Санкт-Петербург

8 (800) 350-96-82  Остальные регионы

Бесплатная консультация с юристом!

Врачебная тайна как проблема медицинской профессиональной этики

ВРАЧЕБНАЯ ТАЙНА.doc

Ниже мы приводим извлечение из принятой Европейским бюро ВОЗ Декларации о политике в области обеспечения прав пациента в Европе.

4. Конфиденциальность и приватность.

  1. Вся информация о состоянии здоровья пациента, диагнозе,
    прогнозе и лечении его заболевания, а также любая другая информация личного характера должна сохраняться в секрете, даже после смерти пациента.
  2. Конфиденциальную информацию можно раскрыть только
    тогда, когда на это есть ясно выраженное согласие пациента, либо
    это требует закон. Предполагается согласие пациента на раскрытие
    конфиденциальной информации медицинскому персоналу, принимающему участие в лечении пациента.
  3. Все данные, могущие раскрыть личность пациента, должны быть защищены. Степень защиты должна быть адекватна форме хранения данных. Компоненты человеческого тела, из которых
    можно извлечь идентификационную информацию, также должны
    храниться с соблюдением требований защиты.
  4. Пациенты имеют право доступа к истории болезни, а так
    же ко всем материалам, имеющим отношение к диагнозу и лечению.
    Пациент имеет право получить копии этих материалов. Однако данные, касающиеся третьих лиц, не должны стать доступными для
    пациента.
  5. Пациент имеет право потребовать коррекции, дополнения,
    уточнения и/или исключения данных личного и медицинского характера, если они неточны, неполны или не имеют отношения к обоснованию диагноза и проведению лечения.
  6. Запрещается любое вторжение в вопросы личной и семей
    ной жизни пациента за исключением тех случаев, когда пациент не возражает против этого, и необходимость вторжения продиктована целями диагностики и лечения.
  7. В любом случае, медицинское вторжение в личную жизнь
    пациента безусловно предполагает уважение его тайн. Поэтому подобное вторжение может осуществляться лишь в присутствии строго необходимых для его проведения лиц, если иного не пожелает
    сам пациент.
  8. Пациенты, приходящие и поступающие в лечебно-профилактическое учреждение, имеют право рассчитывать на наличие в этом
    учреждении инвентаря и оборудования, необходимого для гарантии
    сохранения медицинской тайны.

Ниже приводятся некоторые извлечения из документа Совета Европы Принципы, относящиеся к автоматизированным банкам медицинских данных», принятого в 1981г.

5. Доступ к информации и ее использование.

5.1. Как правило, к информации может быть допущен только медицинский персонал. Каждое лицо должно иметь доступ только к тем данным, которые ему необходимы в соответствии с его конкретными обязанностями.

5.4. Без ясного и информированного согласия субъекта данных существование и содержание его медицинской записи не может передаваться лицам или органам вне областей медицинской помощи, государственного здравоохранения или медицинского исследования.

6. Субъект данных и его медицинская запись.

  1. Следует принять меры для того, чтобы дать возможность
    каждому лицу знать о существовании и содержании информации о
    нем, хранящейся в банке медицинских данных. Эта информация
    должна. быть доведена до субъекта данных через его врача.
  2. Субъект данных может просить об исправлении касающихся его ошибочных данных.

7. Длительное хранение данных.

7.1. Как правило, данные относительно конкретного лица должны храниться в записи только в течение времени, очевидно, необходимого для достижения их цели.

8. Профессиональные обязательства.

Наряду с сотрудниками персонала медицинской помощи, персонал обработки данных и любые другие лица, принимающие участие в разработке, эксплуатации, использовании или техническом обслуживании банка медицинских данных, должны уважать конфиденциальный характер информации и обеспечивать правильное использование медицинского банка данных.

С этической точки зрения, понятие «медицинская тайна», во-первых, есть конкретизация принципа гуманизма в медицине, уважения человеческого достоинства пациента, его законных прав, а во-вторых — распространение принципа непричинения вреда на все стороны жизнедеятельности, образа жизни пациента, его благополучие, которому может нанести ущерб разглашение медицинским работником конфиденциальной профессиональной информации. К сожалению, разглашение профессиональных тайн часто происходит из-за обыкновенной болтливости медиков. Уже со студенческих лет будущие медицинские работники должны приучить себя к особой моральной дисциплине в обращении с профессиональной информацией. Это такое же важное профессиональное качество, как и научная подготовка или мануальная техника. Выражаясь старомодно, о враче, медсестре, фельдшере, акушерке, допустивших разглашение профессиональной тайны, следует говорить как о клятвопреступниках.

Особое право пациента на конфиденциальность при получении медицинской помощи является воплощением более масштабной социальной, этико-правовой ценности — права личности на неприкосновенность частной жизни. Профессиональные кодексы многих других специалистов (юристов, психологов, библиотекарей, ветеринаров и т.д.) тоже включают запрет на разглашение конфиденциальной информации о своих клиентах. Например, Кодекс чести британского журналиста был создан в ответ на деятельность представителей средств массовой информации, нередко бесцеремонно вмешивающихся в частную жизнь людей. Для нас особенно интересен пункт 5 этого кодекса: «Медицинская этика. Журналисты, наводящие справки в больнице, должны представиться официальному представителю и получить от него разрешение на вход в закрытые для публики помещения».

Осмысление заповеди о медицинской тайне в контексте этического принципа непричинения вреда обнаруживает самые разные аспекты: раскрытие конфиденциальной информации становится сильнейшим дополнительным стрессом для психиатрических пациентов, ВИЧ-инфицированных и т.д. (способствуя их стигматизации , остракизму в обществе); через разглашение медицинской тайны в случаях с наследственной патологией стигматизация распространяется и на родственников пациента; в случаях применения таких современных медицинских технологий, как искусственное оплодотворение, изменение пола и т.п. от сохранения медицинской тайны в огромной степени зависит благополучие личности, семьи и т.д. Да и разглашение сведений о некоторых ставших привычными фактах медицинской практики, например об аборте, способно нанести огромный моральный вред пациентам.

Медсестре, врачу, фельдшеру и т.д. следует отдавать себе отчет в том, что их взаимоотношения с пациентами должны основываться на доверии. В доверии пациента к медсестре (врачу) переплетены надежда на помощь и на сострадание, вера в хороший профессиональный уровень медика как специалиста, уважение к представителю медицинских профессий в силу давней традиции и, наконец, готовность к полной открытости (физической и моральной) перед этим медиком. Конфиденциальность в медицине — мудрый ответ медсестры (врача, фельдшера) на этот «акт доверия» со стороны пациента.

Разглашение конфиденциальной медицинской информации расценивается как злоупотребление доверием пациента и, разумеется, как его подрыв. Истинный профессионал-медик из одних только прагматических соображений (чтобы не нанести ущерба своему делу, в которое он вкладывает все свои силы, знания и мастерство) должен приучить себя аккуратно обращаться с конфиденциальной информацией о своих пациентах. Здесь необходимо обратить внимание на некоторые стереотипы в профессиональном поведении врачей (фельдшеров, медсестер и пр.), которые становятся особенно уязвимыми в рамках современной биомедицинской этики. Например, многие из наших медиков в случае тяжелого течения заболевания у пациента охотнее информируют о состоянии здоровья его родственников, чем его самого. К тому, что говорилось в главе о моральной допустимости правила «святой лжи» в медицине, можно добавить: следование этому правилу в данном направлении часто является нарушением заповеди о медицинской тайне.

Есть еще один важный морально-этический аспект проблемы конфиденциальности в медицине: легкомысленное отношение к ней многих врачей, медсестер и т.д. подрывает авторитет медицины в обществе. Беда заключается в том, что подавляющее большинство случаев разглашения конфиденциальной медицинской информации «фиксируется» пациентами, их близкими (то есть обществом). Пусть население не ведет строгого учета всех случаев такого рода ятрогений, но отрицательный груз подобных этически некомпетентных, непрофессиональных действий отдельных медиков, так или иначе, ощущается обществом и оказывает негативное влияние на престиж медицины, понижает социальный статус медицинских профессий.

В ныне действующих «Основах. » вопрос о врачебной тайне регламентируется в статьях 30, 49, 61. В статье 30 право на конфиденциальность рассматривается как равнозначное всем другим правам пациента. В статье 49 «Экспертиза нетрудоспособности» врачам предписывается вносить сведения о диагнозе в листок нетрудоспособности только с согласия пациента, а при его несогласии должна указываться общая причина нетрудоспособности — заболевание, травма и проч.

В статье 61 «Врачебная тайна» сначала перечисляются виды конфиденциальной информации — не только сведения о состоянии здоровья, обследовании и лечении, но и о самом факте обращения в медицинское учреждение. Здесь хотелось бы выделить следующие моменты: «Гражданину должна быть подтверждена гарантия конфиденциальности передаваемых им сведений». Круг лиц, обязанных не разглашать конфиденциальную медицинскую информацию, — это медицинские работники, ставшие обладателями такой информации при исполнении профессиональных (служебных) обязанностей, студенты-медики, а также любые лица, получившие к ней доступ в официальном порядке (например, нотариусы). Закон допускает использование конфиденциальной медицинской информации в учебном процессе или в научных исследованиях, публикацию ее в средствах массовой информации только с согласия самого пациента.

Важнейшая часть статьи 61 — перечень ситуаций, допускающих передачу конфиденциальной информации о пациенте без его согласия (или даже вопреки его несогласию):

  1. в целях предупреждения распространения отравлений, инфекций и т.д.;
  2. по запросу органов правосудия;
  3. при информировании законных представителей некомпетентных пациентов (например, родителей детей до 15 лет);
  4. если причина расстройства здоровья

противоправные действия (например, огнестрельное ранение);

  • если пациент в силу своего состояния не может дать согласия.
  • Ответственность за разглашение медицинской тайны распространяется на весь круг лиц, обязанных ее хранить; в зависимости от тяжести последствий она может варьировать от дисциплинарной (замечание, выговор и т.д.) до уголовной.

    Этическое требование, запрещающее медицинским работникам разглашать сведения о болезни и частной жизни их пациентов, может иногда приходить в противоречие с другими социальными ценностями или законными интересами и правами других людей. В таких случаях мы опять сталкиваемся с труднейшими морально-этическими дилеммами, углубленным анализом которых и занимается современная биомедицинская этика.

    Пример. Пациент, больной СПИДом, просит врача не говорить о диагнозе его половому партнеру (партнерше). Согласно российскому законодательству, врач или медсестра вправе сообщить эту информацию — с целью предупреждения данного лица об опасности. Эксперты ВМА по этому поводу пишут: «Лечащий врач безоговорочно обязан хранить профессиональную тайну. Личность заболевших СПИДом или носителей вируса не должна раскрываться, если только это не угрожает здоровью других членов сообщества. Необходимо разработать способ предупреждения сексуальных партнеров зараженных лиц, соблюдая при этом, в пределах возможного, конфиденциальность сведений, касающихся последних. Он должен гарантировать соответствующую защиту законом врачей, которые выполняют свой профессиональный долг, предупреждая лиц, подвергающихся риску».

    Пример. Водитель трамвая, 40 лет, подвержен приступам эпилепсии, о которых знает лечащий врач, но не знает работодатель. Согласно цитируемой выше статье 61 «Основ. «, врач вправе считать себя свободным от обязательства хранить сведения о болезни этого пациента в тайне, даже если сам пациент не дает согласия на передачу их третьим лицам. Однако эксперты ВМА в данном случае придерживаются иной позиции: «Лечащий врач обязан безоговорочно хранить профессиональную тайну. Даже назначаемый работодателем врач предприятия должен соблюдать профессиональную тайну. «. Значит, неукоснительно следуя современным этическим стандартам, отраженным в соответствующих документах ВМА, врач обязан разрешать данную труднейшую морально-этическую коллизию, убеждая пациента добровольно отказаться от профессиональной деятельности, представляющей повышенную опасность как для его здоровья и жизни, так и для здоровья и жизни других людей.

    Список использованной литературы:

    1. П.Д.Киргуев «Деонтологические и биоэтические основы современной медицины», К. 2001г.
    1. А.Я.Иванюшкин, А.К.Хекагурова «История и этика сестринского дела», М.: ГОУ ВУНМЦ, 2003г.

    Сборник рефератов и статей по биоэтике / Врачебная тайна

    Во все времена врач считает себя

    связанным профессиональной тайной,

    как духовник – тайной исповеди.

    Врачебной тайны не должно быть,

    болезнь – не позор, а несчастье.

    Врач каждодневно несет юридическую,

    ответственность за решение сложных

    и деликатных задач сохранения врачеб-

    ной тайны, медицинской информации..

    Приведенные выше цитаты хорошо отражают сложность и неоднозначность той проблемы, которой посвящена настоящая работа – проблемы врачебной тайны. В наше время нет абсолютно четких установок, регламентировавших бы всесторонне данный вопрос (ряд моментов определяет закон, многое же – дело нравственного воспитания и мудрости врача), поэтому в отношении тех или иных аспектов один врач может стоять на одной позиции, другой же, не соглашаясь с ним считать иначе, однако, не смотря на это, оба они обязаны помнить о той громадной ответственности за благополучие и жизнь больного, которую они несут не только и не столько перед законом, сколько перед Богом и своей совестью.

    Вопросу врачебной тайны посвящено немало трудов, таких, например, как замечательная книга Александра Николаевича Орлова «О врачебной тайне» (1985), мы же в рамках настоящего реферата попытаемся лишь обобщить имеющиеся сведения, представив их кратко, но при этом в по возможности более цельном и упорядоченном виде.

    Что такое врачебная тайна. Врачебная тайна – это тайна врача. Какие же сведения, в каких случаях и от кого врач обязан скрывать, держать в тайне? Здесь уместно выделить два аспекта:

    Это сведения, касающиеся болезни, лечения, а в особенности прогноза и тех данных, которые не являются еще фактическими, а составляют лишь гипотезу в сознании врача. Эту информацию, в соответствии с современными гражданско-правовыми нормами, медицина не должна полностью скрывать от больного и его родственников, однако врач обязан тщательно обдумывать то, как, когда, кому, в каком объеме и при каких обстоятельствах он может ее сообщить. А поскольку, таким образом, эти данные могут быть разглашены лишь определенным способом, в остальных случаях они должны составлять тайну.

    Это сведения о самом больном, как медицинского, так и иного характера, которые стали известны врачу в ходе лечения, и которые он не имеет права разглашать, кому бы то ни было, за исключением отдельных, уже юридически оговоренных случаев (об этом см. ниже).

    Что касается первой группы данных, то в настоящее время больной имеет законное право на получение полной информации о своем здоровье. Однако же это не значит, что он может получать свободный доступ к любой медицинской документации или участвовать в лечебном процессе на равных правах с врачом. Кроме того, нельзя забывать, что медицинская информация часто обладает весьма деликатными свойствами или способностью оказывать психотравмирующее действие, а потому не может быть выдана больному, что называется «наобум». Известный хирург, профессор, доктор медицинских наук, В.П.Котельников (1987) по этому поводу пишет: «Врач обязан щадить психику больного. Это положение является элементом деонтологии. Еще Гиппократ призывал врачей все делать спокойно и умело, чтобы больной не знал, что ты делаешь…», а наш земляк, профессор А.Н.Орлов (1985), так же вспоминая Гиппократа и его девиз – primum ne noceas – «не навредить», замечает: «В аспекте столь высокого профессионально-этического принципа деятельности врача не может быть исключена и целительная ложь, а требования честности, правдивости, безукоризненности не дают права разглашать врачебную тайну, угрожающую здоровью, жизни, душевному покою, чести и благополучию больного».

    Говоря о втором аспекте врачебной тайны – сведениях о больном, ставших известными врачу, с одной стороны скажем, что врачу «не к лицу распространяться о болезнях своих пациентов, доверяющих только ему как врачу интимные стороны жизни и имеющих полное право и основание требовать и надеяться, что они не получат никакой огласки (И.А.Кассирский, 1970); с другой же стороны отметим, что разглашение врачебной тайны может нанести непоправимый урон благополучию или даже жизни больного, а потому оно должно расцениваться гораздо серьезнее, нежели обычная неэтичность. Разглашение врачебной тайны такого сорта (информация о больном) в разных государствах и в разные времена являлось деянием административно или даже уголовно наказуемы, но при этом закон регламентировал и ряд случаев когда эти сведения не могут быть утаиваемы врачом (при проведении разного рода медицинских экспертиз, по требованию суда, при заразных заболеваниях, при установлении причин смерти, в некоторых случаях, связанных со страховой медициной).

    Таким образом, и как уже было сказано, врачебная тайна – проблема в меньшей степени правовая в большей же – морально-нравственная и профессионально-психологическая. Рассмотрим теперь, в каких конкретных, встречающихся наиболее часто ситуациях от врача по тем или иным соображениям требуется соблюдение тайны и как ему следует себя при этом вести. Однако прежде остановимся вкратце на способах, или каналах разглашения врачебной тайны.

    Доступ посторонних лиц к «узаконенным тайникам медицинской информации» (А.Н.Орлов). Вследствие недостатков организации лечебного процесса, халатности или недобросовестности медицинских работников, различная мед. документация (истории болезней, амбулаторные карты, бланки с результатами анализов и исследований, справки, больничные листы и т.д.) часто попадает в руки лиц не дававших клятвы о сохранении тайны или вовсе не знакомых с медицинской деонтологией (это не только младшие медицинские работники, студенты медицинских ВУЗов или сотрудники регистратуры, но и разного рода работники административные, а то и вовсе посторонние люди, не имеющие отношения ни к медицине, ни к данному больному). Стоит ли говорить, как губительно порой это может быть для благосостояния, чести, а, следовательно, и здоровья больного. Кроме того, важно помнить, что в ряде случаев только врач, отвечающий высоким предъявляемым ему нравственно-этическим требованиям и знакомый с принципами медицинской психологии и деонтологии, имеет право решать каким образом та или иная медицинская информация может быть сообщена больному, с тем, чтобы не нанести еще большего вреда его здоровью и психическому состоянию (об этом также см. ниже). Поэтому следует крайне внимательно в каждом конкретном случае относиться к попаданию в руки самого больного или его родственников медицинской документации, содержащей данные о его здоровье, не забывая о том, что «передача медицинских документов в руки больных – это почти всегда посвящение их во врачебные тайны» (А.Н.Орлов).

    Использование медицинской терминологии в общении с больным или его родственниками или в их присутствии. Каждый врач, а так же любой другой мед. работник или студент обязан помнить, что многие специфические выражения и термины, которыми он, не задумываясь, пользуется при общении со своими коллегами, могут показаться больному странными, непонятными, а потому пугающими. Больной, услышав случайно не совсем ясный ему разговор врача, касающийся своего здоровья, может, интерпретировав его по-своему, прийти к выводам, не имеющим ничего общего с реальностью, но в ложности которых его крайне трудно будет потом разубедить.

    Разговоры, содержащие врачебную тайну, ведущиеся врачами в присутствии посторонних лиц, в холлах, коридорах, вне больницы и т.д. Каждый человек, занятый какой-либо профессиональной деятельностью, вероятно в той или иной степени склонен обсуждать ее нюансы с друзьями-коллегами, может быть, членами семьи и т.п. Однако врачу, давшему клятву Гиппократа, равно как и любому иному работнику медицины следует постоянно помнить о том, что информация о больном, его лечении и болезни, которая для него (врача) является лишь интересным с профессиональной точки зрения случаем, не может быть разглашена посторонним лицам иначе, как с согласия самого больного.

    Преднамеренное злоупотребление сведениями, составляющими врачебную тайну с той или иной целью. Комментарии по данному вопросу излишни, отметим только, что в наше время такое деяние может быть расценено не только как аморальное, но и, в зависимости от нюансов, как законно, в том числе уголовно наказуемое.

    В рамках освещаемого вопроса нельзя не уделить внимание ряду проявлений низкой культуры врача, которые также могут если не являться прямы каналом к разглашению врачебной тайны, то, во всяком случае, дают больным пищу для самых разных, часто далеких от действительности умозаключений. Сюда следует отнести употребление в присутствии больных жаргонных фраз и словечек, несущих медицинскую информацию, двусмысленных жестов или слов, шушуканье, и тому подобное.

    В заключение данного раздела мне хотелось бы вслед за А.Н.Орловым привести высказывание академика И.П.Павлова: «Если ты хочешь употреблять слова, то каждую минуту за своими словами разумей действенность».

    Наиболее типичные ситуации, требующие от врача соблюдения тайны:

    «Святая» ложь во спасение. Эта тема, безусловно, являющаяся одним из аспектов вопроса врачебной тайны, вызывает, пожалуй, больше всего споров. Каждый из нас, кто читал пьесу А.М.Горького «На дне» (а читал ее почти каждый, поскольку она есть в школьной программе) вероятно, задавался, хоть на мгновение, для себя вопросом: «А прав ли был старец Лука? Что лучше – горькая правда или ложь во спасение?» В годы школьной учебы мы все отвечали на него по-разному, зачастую в порыве юношеского максимализма, говоря, что даже горькая, но правда лучше сладкой, но лжи. Однако сейчас изучение медицинской деонтологии и психологии, тонкостей общения, устанавливающегося между врачом и больным, заставляет нас пересмотреть этот взгляд. Итак должен ли врач во всех случаях говорить своему больному только правду о его диагнозе и прогнозе или же есть случаи, когда этим правилом следует поступиться. Осмелюсь согласиться с большинством исследователей, в том числе, и с А.Н.Орловым и сказать: «Да, такие случаи есть». Если больной умирает от неоперабельного рака и ничего нельзя сделать, зачем ему знать, что проживет он еще не более нескольких месяцев. Что лучше для такого больного – жить, не зная своей судьбы и надеясь на выздоровление (а надежда, как мы знаем, порой творит настоящие чудеса) или считать отведенные ему дни, отравляя тем самым остаток своей жизни? Я думаю, любой согласится со мной и другими – лучше первое. Лучше дать больному надежду и кто знает, как еще распорядится судьба (а медицина знает исключительные случаи поистине чудесного исцеления от самых казалось бы неизлечимых недугов), чем ради непонятно чего обречь его на ужаснейшую из мук – ожидание смерти. «Правда, которая убивает – есть ложь» — говорит П.Бейлин (цит. по А.Н.Орлову) и мы, соглашаясь с ним, вполне уверенно заявляем: ложь во спасение есть благо она не только допустима, но подчас и не обходима в общении с тяжелобольным. Это, однако не означает, что врач может по своему усмотрению скрывать от больных те или иные сведения. «Святая ложь» допустима лишь в некоторых случаях и всегда – исключительно для блага больного.

    Когда больной должен узнать правду. Данный момент не связан напрямую с врачебной тайной, однако, разбирая эту тему, я все же считаю необходимым упомянуть и о нем. Бывают случаи, когда врач все-таки должен сказать больному правду, которая возможно явиться для него причиной тяжелого стресса, серьезным моральным ударом. Врач должен делать это как можно более деликатно, одновременно стараясь оказать больному поддержку и внушить оптимизм. Американский исследователь Ричард Ригельман (1994) приводит следующие, очень, по-моему, хорошие советы о том, как сообщать больному плохие новости: 1). Уделите больному достаточно времени: ничто так не расстраивает и не подавляет, как обсуждение плохих новостей наспех, когда нет времени задать вопросы, высказать опасения, построить ближайшие планы; 2). Проводите беседу в неформальной спокойной обстановке. По желанию больного при этом могут присутствовать его близкие родственники; 3). Имейте наготове рекомендации по лечению и сообщайте их параллельно с плохими новостями. Завершите свой рассказ описанием предстоящих лечебных процедур – это не вызовет отчаяния, но внушит надежду; 4). Убеждайте больного в своем постоянном участии и готовности быть с ним рядом.

    Деликатно об интимном. Как мы уже говорили в ходе общения с больным, врач часто становится невольным свидетелем самых разных сторон его жизни, в том числе тех, распространение сведений о которых может нанести моральному здоровью и репутации пациента серьезный урон. Нет нужды повторять, что разглашение этих сведений без нужды не только не совместимо с высоким званием врача, но и является преступлением. Особенно это относится к тем случаям, когда речь идет о психических, кожно-венерических, урологических, андрологических и гинекологических заболеваниях. Несколько отступая от темы тайны, скажем также, что при любой работе с больными врач должен действовать тактично, «деликатно, доброжелательно, строго щадя их психику, естественную стыдливость» (А.Н.Орлов).

    Нежелание больного, чтобы кто-либо знал о его болезни. Врач должен помнить что не он решает какая информация о больном может стать известна окружающим, а только сам больной. Я выношу это отдельным пунктом, так как здесь речь может идти не только об интимных подробностях жизни больного, но и о любых других сведениях касающихся его диагноза, лечения или прогноза. Больной может иметь массу причин, в том числе достаточно серьезных, которые заставляют его скрывать от окружающих, даже от родственников нюансы своего здоровья (например, различные социальные проблемы, вопрос о наследовании и т.д., но мы разумеется не говорим о тех случаях, когда такое сокрытие является противозаконным) и врач обязан уважать за больным право на эту тайну.

    Случаи, оговоренные законом. Об этих случаях также было уже сказано. Повторимся, однако и скажем еще раз – врач должен подчиняться законам и в тех ситуациях когда закон требует от врача передачи тех или иных сведений, он обязан их предоставить. В последнее время этот аспект приобретает особую актуальность, так как в связи с очевидной нравственной деградацией общества врачам все чаще приходится работать с больными, имеющими конфликты с законом, в силу личных причин скрывающими опасные заболевания, ставя при этом под угрозу здоровье окружающих и в первую очередь самих врачей, и т.д.

    Как мы видим в практике врача могут встречаться самые разные, в том числе весьма сложные деликатные ситуации, касающиеся соблюдения врачебной тайны. Его долг и обязанность в любой из них соответствовать белизне носимого им халата – сочетать в себе высокую нравственность, моральную чистоту и достойный уровень профессионализма. К сожалению, однако мы видим это отнюдь не всегда…

    Тайна не врачебная, а лечебная. Включить в работу этот раздел меня побудила статья Ады Горбачевой под названием «Как защититься от врачебного произвола», опубликованная недавно в красноярской «Дорожной газете». Нет нужды пересказывать ее, процитируем автора:

    «Все мы, строго говоря, пациенты. Кто-то отправляется к знаменитому профессору, кто-то к семейному или участковому врачу, а кто-то к шаману или колдуну. У последних, в отличие от врачей цивилизованных, действия всегда загадочны и овеяны тайной. Но в наших лечебных учреждениях отношения между медицинским персоналом и больными, как ни странно, отчасти напоминают общение именно с колдунами и шаманами. Кругом недомолвки и тайны, причем тайны не врачебные, а лечебные. Больному толком не объясняют, что за болезнь с ним приключилась, что означают результаты анализов. Почему назначили именно такие лекарства? Может быть есть более современные и более действенные? Почему решили выписать досрочно или, наоборот, задержали в больнице? Ваше здоровье – не ваше дело. Так медики решили, и не мешайте работать. Как в известном анекдоте, когда больной просит санитара: «Может быть, все-таки отвезете в реанимацию?», а санитар говорит: «Доктор сказал – в морг, значит, в морг».

    Вот так. Сколько горькой иронии и обиды в этих словах… А что мы, медики, можем ответить на это обвинение? Ничего. Все мы бываем пациентами, и все мы знаем: зачастую оно справедливо. И тем более актуальной становится тема нашей работы – соблюдение врачебной тайны с позиций высокой нравственности и профессиональной мудрости.

    Горбачева А. «Как защититься от врачебного произвола» — Дорожная газета, 2001, №46(295).

    Котельников В.П. «От Гиппократа до наших дней» — М.: Знание, 1987.

    Орлов А.Н. «О врачебной тайне» — Кр-ск: ИКУ, 1985.

    Ригельман Ричард «Как избежать врачебных ошибок» — М., 1994.

    Дополни список литературы по своему усмотрению.

    Рекомендую включить все книги Орлова – тема любой из них

    хоть маленько, да касается врачебной тайны.

    Не забывай о том, что источники указываются в алфавитном порядке

    (в нашем случае по автору).

    В настоящем реферате я попытался (без успеха) изменить стиль, к тому же

    у меня было очень мало времени.

    Поэтому изложение материала менее последовательное, меньше цитат, etc.

    Морально-этические основы охраны врачебной тайны

    Какими бы ни были законодательные или социальные нормы, медицинское вмешательство, то есть постановки диагноза и лечения пациента, касается только двух человек — врача и пациента. У больного может быть много прав, но от врача он ожидает необходимую скорую помощь на современном медицинском уровне. Гарантией таких доверительных отношений выступает врачебная тайна. Доверившись врачу, больной должен не только юридическое, но и моральное право на внимание к своей личности, на сохранение тайны [1]. [1]

    Этикой со времен Аристотеля называется наука, определяющая моральные ценности человеческих стремлений и поступков. Согласно этому, поступки, имеющие положительную нравственную ценность, называют этическими (моральными, достойными, положительными), а поступки, лишенные этой ценности, называют неэтичными (аморальными, недостойными, отрицательными). Этика — наука о морали и нравственности [2]. [2]

    Мораль — одна из форм общественного сознания. Она во многом определяет нравственные поступки и поведение человека, его общественное назначение. Умение выделить нравственный смысл в явлениях, событиях нашей жизни, умение подчинить свое поведение моральным законам — в этом суть нравственного развития личности. Соблюдение моральных норм обеспечивается силой общественного действия, традициями и личной убежденностью человека.

    Моральная программа деятельности медицинского работника в течение многих веков определила требования, которым должен отвечать врач. Гуманистическое направление, высокое уважение к врачебной профессии и к больному пронизывает «Клятву Гиппократа», в которой, в частности, отмечается: «.. чтобы при лечении, а также и без общения, я ни увидел или ни услышал относительно жизни людей с того, что не следует разглашать, я умолчу о том, считая подобные вещи тайной «.

    Отношения между врачом и пациентом выходят за пределы обычных отношений между людьми. Они требуют профессиональных знаний медиков, надлежащей правовой базы в сфере здравоохранения, а также соблюдения медицинскими работниками морально-этических норм, прежде всего о сохранении врачебной тайны.

    Здравоохранение и медицина имеют очень тесную связь с нравственностью и сквозную этическую насыщенность. Недаром во всех нормативных документах, в которых приведены требования к врачу, указано его квалификационные характеристики, первое место занимает требование соблюдать нормы медицинской этики.

    Отношения между врачом и пациентом способствовали появлению на свет особых этических начал и правил поведения — медицинской этики и медицинской деонтологии.

    Как отмечает А. Мустафаева, медицинская этика, на протяжении тысячелетий являясь одним из наиболее развитых видов прикладной этики, стремится регулировать сложные взаимоотношения, которые возникали между врачами и больными, испытывают страдания и нуждаются в особой заботе и внимании, часто не только в лечении болезни, а и в спасении жизни. Отношения врач — пациент всегда имели драматический характер, обусловленный их несимметричностью: врач должен знания и власть, больной доверяет ему самое ценное, что у него есть, — свою жизнь. Именно поэтому эти отношения должны быть жестко регламентированы моралью и правом. Содержание профессиональной медицинской этики определяется такими принципами, как «приносить пользу», «не навредить», «доверие пациента», то есть направлен на этико-нравственную регуляцию деятельности врача и называется «медицинской деонтологией».

    В науке различают два понятия — «медицинская этика» и «врачебная этика». Первое понятие шире, поскольку раскрывает принципы и правила поведения не только врачей, но и медсестер, лаборантов, младшего медицинского персонала и других медицинских работников. Этика медицинского работника — это часть общей этики, можно определить как науку о моральную ценность поступков и поведения медицинского работника в сфере его деятельности. Медицинская этика включает в себя совокупность норм поведения и морали, приводит чувства профессионального долга, чести, совести и достоинства медицинского работника.

    Международная медико — правовая сообщество уделяет значительное внимание сестринскому делу и этике. На 12-м Всемирном конгрессе по медицинскому праву одной из главных тем была тема «Сестринское право и этика». К сожалению, в Украине вопросы правового обеспечения и этического аспекта профессиональной деятельности медсестер практически не решено, существует также проблема регламентации деятельности медицинских сестер с высшим образованием, границы их компетенции.

    Врачебная этика — это совокупность принципов и норм поведения врача, обусловленных спецификой его деятельности и положением в обществе. Как отмечал Андре Моруа: «Важность миссии врача порождает его отличие от всех других людей». Врачебная этика все же занимает центральное место, поскольку именно врач определяет и направляет весь процесс лечения, непосредственно влияет на больного, его психологическое и физическое выздоровление. Академик И. Кассирский писал, что не нужно забывать, что болезнь — это большая драма со многими действующими лицами. Главными среди них, конечно, есть врач и больной. Врач должен пытаться понравиться больному и завоевать его доверие. Именно врачебная этика подробно рассматривает вопрос нравственности врача, то есть его нравственные качества, чувство профессионального долга, совести, честности, достоинства, его интеллект и культуру, физическую и моральную чистоту, призвание и клиническое мышление. Отмечает А. Савицкая: «О незнание врачом моральных принципов не может быть и речи. Несоблюдение их нельзя расценить как ошибку — это первый признак профессиональной непригодности».

    Составной частью медицинской этики медицинская деонтология, то есть наука о надлежащем исполнении профессиональных обязанностей медицинскими работниками. Родоначальник медицинской деонтологии Н. Петров под медицинской деонтологией понимал теорию правильного сочетания организационных мероприятий, научных знаний и технических приемов с заботливым, милосердным отношением к больному для успеха его лечения.

    Деонтологические принципы распространяются не только на отношения врач -Больной, но и, что не менее важно, на отношения врач — родственники больного, врач — коллеги, врач — общество. Сочетание мудрости и понимания в отношениях с родственниками, уважение, отсутствие нездоровой конкуренции, взаимная поддержка и помощь, непримиримость с круговой порукой в отношениях с коллегами, соблюдение принципов морали и надлежащее выполнение профессиональных обязанностей способствовать гуманизации медицины, росту авторитета врачей и максимальном уменьшению опасных последствий неполноценной медицинской работы.

    Врачебная этика — вопрос сложный и неоднозначный. В ней нередко случаются противоречия с обычными нормами этики. Иногда в своей профессиональной практике врачам приходится нарушать основной деонтологический принцип — «не навреди», что имеет место, например, при изъятии у донора здорового органа или тканей, не может быть полностью безвредным для него. В практике психиатров, венерологов, инфекционистов допускается возможность насилия над больным. Иногда врачу приходится говорить неправду, поскольку нельзя забирать у больного надежды на выздоровление. Важным деонтологическими правилом считают, что пациенту нужно говорить только полезную для него информацию. Обязанность врача заключается в создании благоприятной атмосферы для лечения и завоевания доверия пациента. Быть хорошим специалистом, как отмечает профессор Фрейдлин, недостаточно. К деонтологических принципов относится и слово врача, поскольку важно не только, что сказать, но и то, как сказать. Значение слова врача определил В. Бехтерев: «Если пациенту после разговора с врачом не становится лучше, то это не врач». Каждый нарушен обязанность представляет собой противоправное поведение: обязанность оказания медицинской помощи, обязанность сохранения врачебной тайны, обязанности, связанные с осуществлением права на лечение с помощью медицинского эксперимента, обязанности, связанные с обследованием больного, диагностикой, лечением, профилактикой и т.д. [3]. [3]

    В то же время важнейшим принципом врачебной этики врачебная тайна. Врач обязан ценить доверие больного и оправдать его и сохранить в тайне все сведения, полученные от него. Этот принцип не только можно, но и необходимо возбудить, если сохранение тайны приведет к причинению вреда как больному, его родственникам, так и обществу в целом, что фактически и предусмотрено действующим законодательством Украины. Как отмечают А. Н. Гребенюк и Д. А. Ивашутин, при проведении лечения врач не должен быть чрезмерно разговорчивым и не позволять себе выдавать больному информацию, о которой он не должен знать. В частности, к пациенту необходимо очень дозировано доводить информацию о восстановительное лечение других пациентов с подобной патологией. Это связано не только с вопросами врачебной тайны, но и возможным негативным влиянием такой информации на лечение и психику больного [4]. [4]

    Однако проблема сохранения врачебной тайны относительно больного СПИДом особенно сложная [5]. Это связано с угрозой распространения болезни, источником которой является собственно пациент, а также с фактом, что СПИД является неизлечимой болезнью. Раскрытие факта заболевания СПИДом может вызвать социальную изоляцию человека. Она фактически выбрасывается из общества, испытывает негативное отношение. [5]

    Нередко это сочетается с паническим страхом, а иногда и с агрессивностью. Однако общество должно сделать все возможное, чтобы защитить здоровых лиц. Пациент должен предоставить информацию о своей болезни лицам, им могут быть заражены: медицинскому персоналу, семьи.

    Поэтому мы предлагаем при сообщении пациенту информации о его врожденные болезни, тяжелое состояние и т.д., учитывать степень возможности принятия ее ним и предусматривать психологические последствия раскрытия этой информации. Целесообразно выводы о состоянии здоровья передавать пациенту после консультации с психологом, который должен знать психическое состояние и эмоциональную устойчивость этого человека [6]. [6]

    В деятельности врача всегда присутствуют два принципа — искусство умелого сочетания высокоразвитого клинического мышления с чутким отношением к больному. Они основываются на высокой профессиональной и общечеловеческой культуре. Уже при первом знакомстве врач должен обязательно установить личный контакт с больным. Он также должен уметь не только составить полное представление о болезни вообще и ее конкретные проявления в каждом конкретном случае, но и определить особенности личности больного. Тактика врача и его поведение должны строиться в зависимости от характера больного, уровня его культуры, отношения к своему страданию.

    Уместно отметить, что медицинская этика Древней Индии требовала, чтобы врач, который хочет иметь успешную практику, был здоровым, опрятным, скромным, терпеливым, носил коротко подстриженный бороду, тщательно очищенные, обрезанные ногти, белые одежды, выходил из дома только с тростью и зонтиком и особенно, избегал болтовня [2]. [2]

    Учитывая вопросы медицинской этики, принципы медицинской деонтологии, отметим требования к врачам, которые они должны неукоснительно развивать и совершенствовать в себе, что обеспечит охрану врачебной тайны. Это, прежде всего, такие качества врача: постоянно совершенствовать профессиональные знания, мышление, память, наблюдательность; профессиональное честолюбие; милосердие; владение психологической и психотерапевтической культурой; оптимизм; воспитание в себе терпимости, стойкости и выносливости; владение искусством слова; решительность в принятии решений, от которых зависят жизнь и здоровье больных; любовь к людям и самозреченисть; стремление быть научным сотрудником, расширяет возможности для творчества и научного поиска; внешний вид, манеры, поведение, которые создают благоприятные условия для лечения и сотрудничества между врачом и пациентом [8]. [8]

    Морально-этические аспекты обеспечения врачебной тайны отражают многочисленные нормативно-правовые документы разных исторических этапов и стран (Международный кодекс медицинской этики с 1949 года Международная клятва врачей с 1948 года Этический кодекс российского врача от 1994 года и др.).

    Впервые устные этические принципы и нормы были записаны примерно в 300 г. до н. и получили название «Клятва Гиппократа». Она является ядром этических норм, принципов и правил поведения медиков. Именно на ее основе разрабатывались медицинские и этические кодексы в разных странах.

    В Женевской декларации, принятой 2-й Генеральной ассамблеей Всемирной медицинской ассоциации (1948 год) указано, что, вступая в сообщество врачей, приносится торжественная клятва, в частности, сохранять доверенные мне тайны, даже после смерти пациента.

    В Международном кодексе медицинской этики (1949 год) предписано общие обязанности врача, виды деятельности, которые признаются неэтичными, обязанности врача относительно больных и обязанности врача по отношению к другим врачам. В частности, также предусмотрена обязанность врача хранить в абсолютной тайне то, что он знает о своем пациенте, даже после его смерти.

    Выдающимися документами по морально-этических правил в области медицины является Лиссабонская декларация Всемирной медицинской ассоциации о правах пациента, принятая на 34-й сессии в 1981 году, и Декларация о развитии прав пациентов в Европе с 1994 года. В Лиссабонской декларации прав пациента отмечено, что пациент вправе ожидать, что его врач будет уважать конфиденциальный характер медицинских и личных сведений о нем.

    Первым государством, приняла отдельный документ по правам пациентов, 1971 года стали Соединенные Штаты Америки. В «Билле о правах пациента» впервые нашло свое отражение положения о праве пациента на полную и объективную информацию о состоянии здоровья (принцип информированного согласия), которое вполне считается, что повлияло на развитие медицинского права других стран.

    Рассматривая морально-этические вопросы обеспечения врачебной тайны, нельзя не вспомнить «Нюнбергський кодекс». Появление этого документа связана с медицинскими исследованиями на людях, проводили нацисты в годы Второй мировой войны. «Нюрнбергский кодекс» стал первым международным документом по биоэтике, который регламентировал проведение научных исследований и экспериментов на людях. Принципы, изложенные в Кодексе, являлись не требованиями закона, а нормами морали и не имели обязательного характера. В Кодексе указывалось на необходимость при проведении экспериментов на людях придерживаться ряда этических критериев, таких как: добровольное согласие испытуемого, его дееспособность, информирование о целях, методах и возможных последствиях предполагаемого эксперимента. Эксперимент, проводимый должен приносить пользу обществу, которое не может быть достигнуто другими методами исследования. Испытуемый должен быть избавлен от всех излишних физических и психических страданий и повреждений, а медицинские препараты и оборудование должны обеспечивать защиту испытуемых от отдаленной возможности ранения, инвалидности, смерти.

    В ст. 24 Кодекса врачебной этики Республики Беларусь указано, что врач обязан сохранять конфиденциальность своего общения с пациентом и не может разглашать врачебную тайну даже после смерти пациента, он также должен препятствовать разглашению такой информации другими лицами. Врач может сообщать сведения о состоянии здоровья пациента его близким родственникам, если это обусловлено необходимостью лечения или ухода за ним и не осуществляется против воли больного, а также органам здравоохранения и правоохранительным органам в случаях, предусмотренных законодательством Республики Беларусь [9] .

    Морально-этические вопросы соблюдения врачебной тайны содержит Кодекс профессиональной этики психиатра (Россия, 1994 год), в котором отмечается, что обязанность сохранять врачебную тайну не прекращается со смертью пациента: «Смерть пациента не освобождает психиатра от обязанности сохранения врачебной тайны «.

    В ст. 30 Федерального закона «Основы законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан» констатируется, что каждый гражданин имеет право в доступной для него форме получить существующую информацию о состоянии своего здоровья, включая сведения о результатах обследования, наличии заболевания, его диагнозе и прогнозе , методы, связанный с ними риске, возможных вариантах медицинского вмешательства, их последствиях и результатах проведенного лечения. Информация о состоянии здоровья гражданина предоставляется ему, а в отношении несовершеннолетних и граждан, признанных в установленном законом порядке недееспособными, — их законным представителям лечащим врачом, заведующим отделением лечебно-профилактического учреждения или другими специалистами, которые принимают непосредственное участие в обследовании и лечении. Информацию о состоянии здоровья не может быть предоставлена гражданину против его воли. В случаях неблагоприятного прогноза развития заболевания информацию необходимо сообщать в деликатной форме гражданину и членам его семьи, если гражданин не запретил сообщать им об этом и (или) не назначил лицо, которому должна быть передана такая информация. Гражданин имеет право непосредственно ознакомиться с медицинской документацией, отражающей состояние его здоровья, и получать консультации по ней у других специалистов. По требованию гражданина ему предоставляют копии медицинских документов, содержащих информацию о состоянии его здоровья, если в них не затрагиваются интересы третьей стороны.

    Как мы отмечали ранее, в Украине утвержден Клятву врача Указом Президента от 15 июня 1992 года. Эту клятву должны давать все выпускники высших учебных медицинских заведений Украины. Анализ данного акта показывает, что в нем помещены все важные нормы этики и где-онтологические принципы, учтено международную практику.

    В ст. 78 Основ законодательства Украины о здравоохранении определен профессиональные обязанности медицинских и фармацевтических работников, в частности соблюдать требования профессиональной этики и деонтологии, постоянно повышать уровень профессиональных знаний и мастерства, оказывать консультативную помощь своим коллегам и другие обязанности.

    В Этический кодекс врача Украины (2009 год) систематизированы моральные принципы предоставления услуг в сфере здравоохранения. Положения Кодекса необходимо выполнять врачам, административному персоналу и научным работникам, которые имеют непосредственное отношение к лечебно-профилактической и научной деятельности в области здравоохранения. Важным положением Кодекса является то, что этическое отношение к личности пациента не прекращается и после его смерти. Это непосредственно касается необходимости сохранения врачебной тайны и после смерти пациента.

    Врач в коем случае не должен терять профессиональную независимость, в том числе в условиях, связанных с разглашением врачебной тайны.

    На протяжении всего лечения во время предоставления информации больному о его состоянии и рекомендовано лечение врач должен принимать во внимание персональные особенности пациента, следя за оценкой ситуации больным.

    Врач не имеет без достаточных профессиональных причин вмешиваться в личные дела пациента и членов его семьи. Кроме того, во время лечения ребенка или больного, который находится под опекой, врач обязан предоставлять полную информацию его родителям или опекунам, получить их согласие на применение того или иного метода лечения или лекарственного средства.

    Врач должен уважать честь и достоинство пациента, его право на невмешательство в личную жизнь, относиться к нему доброжелательно, с пониманием воспринимать обеспокоенность родных и близких состоянием больного.

    Каждый пациент имеет право на сохранение личной тайны. Врач, как и другие лица, участвующие в оказании медицинской помощи, обязан сохранять врачебную тайну даже после смерти пациента, как и факт обращения за медицинской помощью, при отсутствии иного распоряжения больного, или если это заболевание не угрожает его близким и обществу .

    Тайна распространяется на всю информацию, полученную в процессе лечения больного (в т.ч. диагноз, методы лечения, прогноз и т.д.).

    Лица, которые, кроме врача, пользуются правом доступа к медицинской информации, обязаны хранить в тайне все полученные о пациенте сведения, и должны быть проинформированы врачом об ответственности, связанной с ее разглашением.

    В процессе научных исследований, обучения студентов и повышения квалификации врачей должна придерживаться врачебная тайна. Демонстрация больного возможна только с его ведома, его родителей или опекунов.

    Одной из причин, которая побуждает врачей сохранять в тайне определенную медицинскую информацию является, на наш взгляд, врачебная ошибка. Рассмотрим подробнее это понятие, несмотря на то, что оно определенным образом исследованы в науке уголовного процесса.

    В научной литературе нет четкого определения понятия «врачебная ошибка». По мнению одних, врачебная ошибка — это медицинский дефект, связанный с неправильными действиями медицинского персонала, который добросовестно выполнял свои обязанности, но определенные факторы (недостаток опыта, отсутствие надлежащих условий оказания медицинской помощи, недостаточное обследование больного и т.д.) обусловили неблагоприятный результат медицинского вмешательства при отсутствии признаков правонарушения.

    Определяют врачебную ошибку и как дефект оказания медицинской помощи, связанный с неправильными действиями медицинского персонала, характеризуется добросовестным заблуждением при отсутствии признаков умышленного или неосторожного преступления.

    Ошибки могут привести такие объективные факторы: отсутствие надлежащих условий оказания медицинской помощи; несовершенство способов и методик лечения заболеваний; тяжесть состояния больного и др.

    Субъективные причины врачебных ошибок следующие: недостаточный опыт медицинского работника: недостаточное обследование больного; неправильная интерпретация лабораторных и инструментальных исследований; недооценка или переоценка результатов консультаций других специалистов и тому подобное.

    Считается, что обычно врачебные ошибки возникают вследствие недостаточного уровня знаний и малого опыта врачей, невозможности глубоко и всесторонне исследовать тяжелобольного через его состояние или ограниченное количество времени.

    Врачебные ошибки вызывает также и несовершенство методов обследования больного, в результате чего некоторые заболевания вовсе не распознаются при жизни больного или диагностируются довольно трудно. Невозможно исключить как причину возможной ошибки врача и типичное течение болезни у человека.

    В то же время недопустимо в грубой форме сообщать больному о некачественном, непрофессионального лечения на предыдущих этапах болезни пациента, подрывает авторитет не только в этом врача, но и медицины в целом. Ошибка в лечении имеет, по возможности, быть исправлено и в корректной форме доведено до больного [10]. [10]

    М. Краковский, Ю. Грицман предлагают классифицировать врачебные ошибки на диагностические, лечебно-тактические, организационные, ошибки в ведении медицинской документации, ошибки обращения медицинского персонала в лечебных учреждениях. Д. Косоротов под врачебными ошибками рекомендует понимать «неправильные, невнимательны, недобросовестные, неосторожные действия и приемы в оказании медицинской помощи или в уходе за больными, следствием которых является телесное повреждение или смерть больного, или ухудшение состояния больного». Я. Лейбович под врачебными ошибками или погрешностями понимает неправильные, невнимательны, недобросовестные, неосторожные действия или приемы в оказании медицинской помощи и уходе за больными, в результате которых причинены телесные повреждения или смерть больного. И. Маркович считал, что к понятию врачебной ошибки должны входить непроизвольные, невнимательны, непреднамеренные действия врачей, которые происходят от незнания или ошибочного лечения.

    А. Глашев и В. Флоря категорически не согласны с тем, что медицинская ошибка — это добросовестная заблуждение медицинских работников, и считают, что они ни в коем случае не могут причинять вред жизни и здоровью пациента в результате ошибочных действий, а поэтому должны привлекаться к юридической ответственности [11]. [11]

    Итак, одни ученые пытаются расширить понятие «врачебные ошибки», включая в них, кроме действительно уголовно наказуемых действий врача, еще и неосторожность, другие вообще пытаются криминализировать все врачебные ошибки, включив их в уже существующих составов преступлений Уголовного кодекса Украины, в частности ст. 140.

    Мы разделяем мнение А. Громова, что основным критерием врачебной ошибки является добросовестная заблуждение врача, следует из определенных объективных условий, без элементов халатности и профессионального невежества. Последние, считаем, достаточно субъективными факторами и должны относиться к преступлениям, совершенных медицинскими работниками с неосторожной формой вины.

    Следует также согласиться с И. Давыдовским, который считает, что врачебной ошибкой необходимо признавать добросовестный заблуждение врача, обусловленная несовершенством медицинской науки и ее методов, или является следствием атипичного течения заболевания или недостаточной подготовки врача, если при этом не обнаруживаются элементы небрежности, невнимательности или медицинского невежества [12]. [12]

    Ю. Зальмунин констатирует, что врачебные ошибки — это неправильные действия при наличии добросовестного отношения врача к своим обязанностям. В отличие от них, наказуемые упущения врача является следствием его недобросовестной, непродуманной легкомысленного поведения. То есть он констатирует, что это ошибки добросовестные и допустимы, а вторые — недобросовестные и недопустимы [13]. [13]

    По мнению Ф. Бердичевского, врачебные ошибки и наказуемые упущения — это неправильные действия, то есть действия, которые нарушают известные в медицине правила. В их основе лежат определенные причины, которые позволяют отличать врачебную ошибку от преступления [14]. [14]

    М. Даль под врачебной ошибкой понимает неправильное действие, которое обусловлено несовершенством врачебной науки или недостаточным опытом и искусством врача. Другие сторонники этой точки зрения к указанным причинам присоединяют еще и отсутствие соответствующих объективных условий (недостаток времени для полного обследования, отсутствие необходимых медико — технических средств). Причинами же наказуемых, недобросовестных упущений врача является невнимательность или небрежность и невежество.

    Так, И. Огарков отмечает, что главное в характеристике врачебной ошибки — это добросовестная заблуждение врача, в основе которой лежит несовершенство врачебных знаний, методов диагностики и лечения, а также тяжелые объективные условия, в которых осуществлялась работа врача.

    Из указанных взглядов можно выделить два признака врачебной ошибки: добросовестная заблуждение врача и объективные причины этого заблуждения.

    Большинство ученых придерживаются такого мнения и настаивают на недопущении расширения толкования понятия «врачебная ошибка», возражая против внесения в нее других неправильных действий, не связанных с добросовестным заблуждением врача.

    И. Огарков, в частности, распределил врачебные ошибки на три группы: ошибки, допущенные при диагностике лечения; ошибки в назначении и осуществлении лечебных мероприятий; ошибки, связанные с недостатками в организации лечебной помощи. Следуя такой классификации, М. Казаков отмечает, что встречаются и тактические и технические врачебные ошибки. К тактических ошибок принадлежит неправильный выбор методов исследования для установления диагноза или ошибки в методе лечения. Примерами технических ошибок может быть неправильное выполнение диагностических или лечебных мероприятий.

    Диагностические ошибки случаются в значительном количестве случаев, когда врач не имеет достаточного опыта работы и необходимых знаний. Причинами, которые вызывают диагностические ошибки, есть объективные трудности выявления некоторых основных заболеваний.

    Известны случаи, когда даже консилиумы известных специалистов были не в состоянии установить точный диагноз. Ошибки в диагностике зависят от многих обстоятельств, в том числе от индивидуальных особенностей организма, характера патологического процесса, от результатов дополнительных исследований и тому подобное. Трудности диагностики также обусловлены наличием у больного различных заболеваний, когда клиническая картина одного заболевания искажается в результате наложения другого патологического процесса.

    Итак, причинами ошибочных диагнозов обычно неумелое сбора анамнеза, недооценка дополнительных лабораторных методов обследования, тяжелое состояние больного, что затрудняет его обследования, кратковременность пребывания больного в лечебном учреждении, невозможность или отказ от госпитализации, атипичное течение заболевания, а также несовершенство медицинской науки, ее методов и средств диагностики.

    Вторая группа врачебных ошибок — ошибки в назначении и осуществлении лечебных мероприятий, имеет свои особые причины возникновения.

    Среди причин этой категории ошибок выделяют как объективные факторы (в частности, отсутствие необходимой лечебной аппаратуры, медикаментов), так и субъективные (например, малый опыт врача, отказ больного, его родственников или опекунов от госпитализации, операции и т.д.).

    Экспертная практика показывает, что наибольшее количество ошибок случается у хирургов и акушеров-гинекологов при лечении больных с острыми заболеваниями (прорывные язвы желудка, патологические беременности и роды, острые аппендициты т.д.) и другими заболеваниями, требующих срочного хирургического вмешательства.

    К ошибкам, которые допускают при лечебных мероприятий, относятся и случаи оставления инородных тел в организме больного.

    Существует и третья группа ошибок, вызванные недостатками в организации лечебной помощи. Чаще всего эти ошибки связаны со служебными упущениями администрации медицинских учреждений, но при этом они обязательно остаются добросовестным заблуждением со стороны обычного врача.

    Считаем, что для отграничения врачебной ошибки от преступной неосторожности прежде всего необходимо определить границу, их распределяет. Так, Ж. Пенно определяет ошибку как отклонение фактического действия от необходимого, нормы.

    Таким образом, ошибка в сфере медицинской деятельности — это ненадлежащее лечение, несоответствие фактического лечения необходимом, то есть невыполнение соответствующих юридических обязанностей. Соответственно, с точки зрения правовых явлений, врачебная ошибка — это противоправное действие (бездействие). Противоправность, как структурный элемент объективной стороны правонарушения, характеризует внешнюю, очевидную сторону действия (бездействия), и в этом смысле врачебная ошибка выступает как объективный факт. В соответствии с этим, считается, что врачебная ошибка, сама по себе не может быть основанием для ответственности.

    Известно, что ошибка может быть вызвана различными факторами, и в этом смысле она выступает совместно с виной или без вины. Выступая совместно с виной врачебная ошибка является основанием для ответственности. Отсутствие вины при врачебной ошибке исключает ответственность.

    Если вернуться к признакам врачебной ошибки, которыми она характеризуется в медицинской литературе (добросовестная заблуждение, невозможность предсказать негативные последствия и т.д.), то можно сделать вывод, что медицинские работники, рассматривая врачебную ошибку, подразумевают невинную ошибку, то есть отсутствие вины в противоправном лечении, которое вызвало негативные последствия.

    Невозможность предвидения негативных последствий, которые находятся в причинно-необходимой связи с противоправным поведением, в юридической литературе квалифицируется как случай (казус). Он и выступает чертой ответственности [15]. [15]

    В связи с этим, считают, что врачу невозможно ставить в вину методы лечения или проведения операции, связанные с определенным риском, которого невозможно избежать и который в некоторых случаях даже оправдано, когда врач пытался вылечить больного или спасти ему жизнь , но не получил желаемого результата.

    В то же время, если врач предполагает, что выбранный им метод лечения не исключает возможность смертельному исходу, но легкомысленно рассчитывает на его предотвращение, он обязательно должен отказаться от такого метода лечения. Иначе при продолжении лечения больного таким опасным методом, повлекший смерть больного, для врача должна наступать уголовная ответственность за преступную самонадеянность.

    Преступная небрежность может оказаться и в том, что врач не предусматривает, что избранный им метод лечения может привести не к улучшению, а к ухудшению состояния больного, хотя должен был и мог это предвидеть.

    Итак, врачебной ошибкой является добросовестная заблуждение врача, обусловленная несовершенством медицинской науки и ее методов, или является следствием атипичного течения заболевания или недостаточной подготовки врача, характеризуется добросовестным заблуждением без элементов халатности и неосторожности, то есть при отсутствии признаков неосторожного преступления.

    Врачебная ошибка отличается от преступления, совершенного медицинским работником, с неосторожной формой вины, тем, что при допущении врачебной ошибки в деянии врача отсутствует обязательный признак субъективной стороны: вина в форме неосторожности (преступной самонадеянности или преступной небрежности).

    Таким образом, этические гарантии является важным фундаментом для реализации конституционного права на сохранение врачебной тайны. Никакие изменения и кризиса в государстве не должны влиять на качество медицинской помощи и профессионализм выполнения медиками своего важнейшего долга — спасать жизни и лечить больных.

    Врачебная тайна и врачебная ошибка как проблема медицинской этики. Ятрогения: понятие, виды, причины

    Врачебная тайна и врачебная ошибка. Враче́бная та́йна — медицинское, правовое, социально-этическое понятие, представляющее собой запрет медицинскому работнику сообщать третьим лицам информацию о состоянии здоровья пациента, диагнозе, результатах обследования, самом факте обращения за медицинской помощью и сведений о личной жизни, полученных при обследовании и лечении. Запрет распространяется также на всех лиц, которым эта информация стала известна в случаях, предусмотренных законодательством. Долг врача соблюдать врачебную тайну вытекает из основного права человека на интимность и взаимодоверие. Необходимость поощрения медицинского гуманизма обязывает соблюдать врачебную тайну как основу взаимоотношения между врачом и больным, между сознанием врача и доверием больного.

    Существует множество классификаций ошибок: комиссивные (когда делают что-то) и омиссивные (когда не делают того, что надо); несомненные и сомнительные; доброкачественные и злокачественные; фактические (которые относятся к природе медицинского факта, к характеру работы и могут способствовать развитию медицины) и нормативные (которые относятся к неправильному профессиональному поведению врача и, как правило, приносят ущерб больному и медицине).

    С гносеологической точки зрения, источники ошибок могут быть объективными, связанными с болезнью, с больным, его реактивностью, с несовершенством науки в определенный момент, с ограничениями возможностей поставить диагноз, или же субъективными, связанными с врачом. К объективным источникам откосятся сложность болезни, неправильная информация, полученная от больного, сложности клинического осмотра, симптоматическая скудность болезни. Превращение этих возможностей ошибки в действительную ошибку зависит только от врача, который, в свою очередь, может оказаться жертвой профессиональной ошибки ввиду незнания, неполной проверки или неадекватного суждения.

    Ятрогении — это все болезни и травмы, которые возникают у пациентов и медицинских работников в результате оказания любых видов медицинской помощи. ятрогении следует разделить на 5 групп:

    Психогенные ятрогении проявляются в форме неврозов, психозов, неврастений, истерий, фобий, депрессий, чувства тревоги, депрессивных и ипохондрических расстройств. Они вызываются неосторожными и неправильно понятыми высказываниями медицинского работника о состоянии здоровья пациента, ознакомлением с собственной историей болезни и специальной медицинской литературой, прослушиванием публичных лекций, особенно по телевидению. Их называют еще «болезнями слова».Прогресс медицинской науки и техники, расширение и усовершенствование медицинской помощи, введение в медицинскую практику новых высокоактивных лекарственных средств и вакцин, с одной стороны, обеспечили более короткие сроки и большую полноту выздоровления больных, снизили инвалидизацию и летальность, сузили ареал их распространения. С другой стороны, параллельно с этим росли степень опасности медицинской помощи, количество ятрогенных болезней и смертность от них. Медицина подошла к такому рубежу, когда, по выражению X. Б. Вуори, любое обращение к врачу несет не только благо, но и риск потери здоровья и даже жизни.Обстоятельный научный анализ причин роста и тяжести ятрогенных болезней предстоит еще провести. Но все названные в литературе причины можно объединить в четыре группы.Первая группа — это все возрастающая частота контактов населения с медицинскими работниками, имеющая прямую связь с частотой развития ятрогенных заболеваний. Резкое увеличение частоты контактов обусловлено, во-первых, ростом самостоятельных обращений населения за медицинской помощью, вызванным более внимательным отношением к своему здоровью и расширившимися возможностями ее получения; во-вторых, расширением масштабов активной профилактической помощи населению; в-третьих, переходом на специализацию, гиперспециализацию и многоэтапность оказания медицинской помощи, в результате которой пациент в настоящее время в процессе лечения контактирует с десятками медицинских работников (вместо одного-двух в начале века).Вторая группа причин роста ятрогений — это расширение спектра и увеличение повреждающей силы механических, физических и биологических факторов, которые используются в целях предупреждения болезней, определения состояния здоровья и его восстановления. Врач видит в этих факторах только позитивную ценность и не знает, забывает или игнорирует их отрицательное побочное действие. Расширяя известное высказывание Парацельса о том, что любое вещество может быть ядом, добавим, что любой медицинский фактор независимо от его природы при определенных условиях может стать фактором повреждения и привести к развитию ятрогенных заболеваний.К третьей группе факторов риска развития ятрогений правомерно отнести повышение чувствительности многих современных людей к факторам повреждения, особенно психической, химической и биологической (инфекционной) природы.В четвертую группу входят медицинские факторы субъективной природы, в том числе слабая научная разработанность проблемы безопасности оказания медицинской помощи, особенно методов профилактики ятрогений; невнимание к ней со стороны органов здравоохранения; низкий уровень преддипломной и постдипломной подготовки и степень компетенции медицинских работников в вопросах безопасности; игнорирование требований безопасности при строительстве и эксплуатации медицинских учреждений, создании и использовании медицинских аппаратов, инструментов, предметов ухода, методов и средств диагностики, лечения и профилактики болезней; слабая материальная база ряда медицинских учреждений; отсутствие системы учета, отчетности, анализа большинства форм ятрогенных заболеваний; недоверие значительной части населения к деятельности органов здравоохранения.

    Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

    Статья написана по материалам сайтов: studfiles.net, studbooks.net, studopedia.ru.

    »

    Это интересно:  Основная и дополнительная заработная плата
    Помогла статья? Оцените её
    1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
    Загрузка...
    Добавить комментарий

    Adblock detector